Властитель Большой моды – Ив Сен-Лоран

Сен-Лоран

Великий Кристиан Диор знал, что ему придется уступить трон. Приглядевшись к своему ассистенту, очкарику, похожему на нотариуса или студента философского факультета, он сказал однажды: «Я думаю, что настало время представить его прессе, мой престиж от этого не пострадает». Король обзавелся дофином. Ив Сен-Лоран – основатель стиля унисекс и сафари.

Наследник Диора появился на свет в 1936 году в алжирском г. Орана, в семье агента по страхованию. Легко уловить сходство судеб двух великих кутюрье на том этапе, когда у человека появляется тяга к красоте, внутреннему и внешнему комфорту. Они с раннего детства постигли очарование женственности, обожали мать, были импульсивны, тонко понимали искусство и отличались неистребимым суеверием. На больших показах оба сильно нервничали, обожествляя женщин на подиуме, в сексуальной же сфере были к ним абсолютно равнодушны.

Можно сказать, что Ив родился модельером. Он «одевал» куколок своих сестер. Шить не умел, платья склеивал. В 14 лет изготовил ящик, где помещался «кукольный театр». Все выполнял с любовью, тщательностью и знанием эпохи. К несчастью, во время спектакля «Жанна д’Арк» он развел настоящий костер, и театр сгорел.

Наступило время вплотную заняться получением какой-нибудь профессии. Ив мечтал о труде писателя, но моделирование одежды победило даже отвращение к путешествиям. Юноша отправился в Париж. В школе модельеров ему было скучно, и он оттуда быстренько сбежал. Но его зарисовки, по чистой случайности, увидел Диор и взял парня к себе на фирму.

На одном из показов шерстяных изделий 17-летний Ив одержал убедительную победу. За маленькое черное платье для коктейля он получил первую премию. Это была, по сути дела, первая самостоятельная работа. К тому же платье, по его признанию, создавалось для матери.

На фирме Диора его ждало повышение: мэтр, обычно всю сложную работу выполнявший сам, теперь многое передоверил юному художнику, принимавшему деятельное участие во всех последних показах Короля моды. Что могло быть лучше такой школы?

После кончины Диора его трон не пустовал. Никто не мог бы счесть его узурпатором. Он показал задуманную еще с CD линию под названием «Трапеция», подготовившую реформу модных тенденций 1960-х годов. Костюмы, платья, пальто этого направления имели характерный, легко узнаваемый силуэт, который расширялся книзу. В вещах, показанных YSL, подол заметно укоротился и едва прикрывал колени. На головах моделей были симпатичные широкополые шляпы, зрительно придававшие туалетам равновесие и завершенность. Манекенщицы явно в них помолодели. И это была не случайность, а продуманная стратегия маленького принца портняжного дела, в одночасье ставшего властителем Большой моды.

В чем различие Диора и Сен-Лорана, перенявшего от великого учителя чистоту и изящество линий, классическую простоту силуэта?

Адресатом творчества Диора была зрелая женщина, которой нравились роскошные объемные платья ее бабушки, неравнодушная к шику и комфортности жизни.

«Дофин Ив», как назвали YSL французы, делал ставку на очень молодую и очень энергичную женщину, способную сесть не только за руль автомобиля, но и лихо мчаться на мотоцикле. Введя в Высокую моду элементы спортивного стиля и молодежной культуры YSL одел манекенщиц в кожаные просторные блузоны, водолазки, короткие пиджачки. Целая серия фабрик, производивших роскошные ткани для империи Диора откровенно возмутилась.

В мужской коллекции модельер показался дебоширом. Трудно поверить, что YSL, само олицетворение классики, был назван анархистом. Просто кошмар! Ни в коем случае нельзя иметь лидером «приличного» Дома Диора человека, уподобляющего манекенщиков в куртках с капюшонами из крокодиловой кожи грабителям с Большой дороги. А дамы в высоких сапогах и бусах из дерева и стекла? И Сен-Лоран, сделав шесть коллекций в святом диоровском обиталище, был из него в 1960-е годы, по существу, выдворен.

Как это почти всегда бывает, после триумфа началась полоса тяжелых испытаний. Сен-Лорана призвали для прохождения службы в армии. За интеллектуальную внешность и аристократические манеры над ним постоянно издевались. Он мог высказать всю боль только в отчаянных письмах Пьеру Берже, который сумел вызволить Ива, и получил на руки дистрофика, весившего 40 килограммов, с совершенно расстроенной психикой. Помещение в клинику ничего не дало. Ив набрал вес, но шоковая терапия и инъекции транквилизаторов могли сделать его клиентом психиатрической лечебницы.

Пьер Берже выхаживал своего любовника, как терпеливая мать. Он нашел едва приходившему в себя модельеру спонсоров – американцев. Открытие своего Дома моды буквально вернуло Ива к жизни.

В начале 1962 г. Ив показал новую коллекцию, заставившую всех произнести фразу: «Сен-Лоран несравним ни с кем». Совершенно необыкновенным образом в нем синтезируются классицизм и дерзкий авангардизм, шик и простота. Показ прошел триумфально. Восторженная толпа бросилась поздравлять героя, а тот в ужасе заперся в шкафу. Никогда ему не привыкнуть к роли кумира! Всю жизнь до последних дней маэстро моды будет считать славу «западней».

С гениальной прозорливостью модельер уловил тенденцию к снижению влияния «от кутюр» как главного диктата моды. Балом будет править недорогая одежда pret-a-porter. Для YSL это означало адский темп работы: он презентует не две, а четыре коллекции в год. Ему, которому «армейский синдром» все-таки давал о себе знать ухудшающимся здоровьем, требовалось то и дело собирать в кулак выдержку, терпение и оптимизм. На Ива давил страх перед публикой: далеко не все ею, всегда консервативной, принималось «на ура». Непревзойденный шедевр – женский смокинг, теперь навсегда связанный с именем маэстро, – и тот должен был сначала приручить настороженную толпу. Дамы боялись выглядеть мужеподобными. А зря. Ни одно самое оголенное платье не обладает таким зарядом эротичности, скрытым, не обнаруживающим себя и именно поэтому разящим наповал, как эта, казалось бы, «мужская штучка».

Лучше других разгадала этот секрет маэстро, умевшего как никто сделать женщину для мужчины желанной и ускользающей, вечная муза, белокурая Катрин Денев.

Сен-Лоран – это «наше все». Мы милы, и агрессивны, нежны, как лилии, и не без замашек оторвы, интеллектуальны и диковаты, чтим высокородную элегантность и не прочь покопаться на барахолке. Никто другой с такой остротой не воспринимал женщину как симбиоз взаимоисключающих качеств, как существо, чье настроение постоянно скачет. Она и сама порой не знает, чего хочет. Вот поэтому в угоду женской и своей разносторонности модельер создает все с одинаково изумительным чувством меры: «лоскутную одежду» для тех, кто и по сей день предпочитает хипповый стиль, тряпочки в духе поп-арта, монгольские рубашки, летние наряды, дающие дамам почувствовать себя папуасками. Вместе с тем он норовил одеть покупательницу в серый в полоску костюм и в блузочку цвета жемчужно-серо-лиловатых туманов над Сеной. YSL разрешил дамам носить мини и макси, чувствуя себя уютно и на острие моды.

Изобретения маэстро сыпались с подиума как из рога изобилия. 1966-й год – домашняя куртка. 1967-й – никербокеры (широкие брюки). 1968-й – юбка-брюки. 1969-й – брючные костюм. Современники обязаны ему смокингом, ставшим женско-мужской эмблемой его творчества, прозрачными нарядами, куртками в стиле Ван Гог.

Коллекция 1976 г. – эхо дягилевских сезонов, тогда «Половецкие пляски» повергли парижан в шоковое состояние, а балерины, выглядевшие неприметными серенькими мышками на Елисейских полях, на сцене заставляли чувствовать себя нищенками жен Рокфеллера и графа Парижского. Сам маэстро считал русскую коллекцию самой красивой из всего, что сделал.

При всем том, критики не упускали момента упрекнуть маэстро, мол, он создает костюм, а не моду. Ив жестоко переживал, но, по правде, доля истины здесь была. Театр не только неотъемлемая, но едва ли не самая впечатляющая сторона творчества Прекрасного Принца моды.

Сен-Лоран почти с самого начала постоянно изменял подиуму с театром. Деятельность его как модельера шла параллельно с работой театрального художника. Он создавал костюмы и декорации к балетам, спектаклям, эстрадным шоу. Бытовому костюму, правда, это шло только на пользу. Обожая сцену, он придает уличной моде загадочность театрального костюма и вместе с тем дарит женщинам таинственные и разнообразные роли. Женщины всего мира благодарны великому модельеру за это.

YSL любил красный цвет со всеми многочисленными оттенками, что он гениально применил в создании им «русской коллекции» 1976/77-х годов. Любимый аксессуар – безделушка, напоминающая очертаниями сердце. Особенно если аксессуар выполнен не из стразов, а из настоящих «камушков». В 1998 г. прекрасная Летиция Каста появилась на подиуме молоденькой красавицей невестой с сердцем на груди и шее, а также с букетиком роз в руках, повторяющих любимые оттенки YSL.

Сен-Лоран объединил мужскую и женскую моду, дав возможность, в частности, Прекрасной даме работать, путешествовать, передвигаться и при этом испытывать душевный комфорт от сознания своей сногсшибательности. Повседневность может быть артистичной, а непринужденность способна соблазнять. В этом убеждает нас маэстро безукоризненностью моделей, которые вошли в историю моды и продолжают оставаться актуальными.

Достаточно взглянуть на театральные эскизы YSL, чтобы понять: мир потерял в нем самостоятельного большого мастера. Его работы настолько эмоциональны и экспрессивны, что могут служить своеобразным аккумулятором для подавленных натур. Все брызжет водопадом красок. Отмечено изыском формы, нарядно, ошеломляюще красиво. Можно ли подумать, что чудо на бумаге, воплощенное после в костюме, создал человек, всю жизнь борющийся с депрессией, навязчивыми страхами, поглощающий килограммы успокоительных таблеток?

Жизнь великого художника знает немало поистине трагических страниц, когда он хотел уйти из жизни. Эти напасти не оставляли его. С 1970-х годов, он неоднократно проходит в Американском госпитале курс детоксикации.

С болью в сердце французы, гордившиеся тем, что дали миру такого гения, видели его на экране телевизора с опухшим лицом. Прячущего глаза и бормочущего всякую чепуху. Время от времени появлялись известия, что «YSL совсем плох», «здоровье Маэстро вступило в критическую фазу».

Массовое сознание давно переселило его на Олимп, казалось, что он ветхозаветный старец. В 1999 году он передал свою мощную индустрию в руки Альбера Альбаза и отвечал лишь за «от кутюр», он простодушно был далек от мысли лишь пожинать лавры своей гениальности. «Мне понадобилось 40 лет, чтобы найти себя, – говорил YSL, – и иногда я все еще ищу…»

Ив Сен-Лоран покинул этот мир 1 июня 2008 года в столице моды – Париже.



Опубликовано 19.07.2017 admin в категории "Интересная история