Великая французская революция и реформы

Французская революция

К концу XVIII века (1789 г.) Франция дошла до полного разорения: из 24 млн жителей 1,2 млн человек были нищими. Громадный государственный долг, хронический дефицит бюджета, пустая государственная казна грозили монархии Людовика XVI финансовым банкротством.

Безуспешно испробовав всевозможные средства, чтобы пополнить пустую государственную казну, Людовик XVI был вынужден созвать Генеральные штаты — представителей трех сословий: дворянства, духовенства и третьего сословия. Дворянство и король предполагали, что они изыщут новые источники доходов, введут новые налоги и повысят старые. Они не замечали, что в недрах общества возникли новые экономические организации. Старые феодальные путы стесняли развитие буржуазного общества, а надвигающееся финансовое банкротство было результатом общего состояния общества, задержанного в своем развитии.

На буржуазию была возложена историей задача смести все феодальные преграды, захватить власть и привести политический строй в соответствие с существующей буржуазной экономикой.

Открывая заседание Генеральных штатов 5 мая 1789 г., Людовик XVI предостерегал депутатов от стремлений к реформам и призывал их ограничить свою работу изысканием денег для пополнения государственной казны. Но третье сословие, представлявшее интересы буржуазного общества, вопреки противодействию высшего духовенства и дворянства, объявило себя 17 июня 1789 г. Национальным собранием и принесло присягу не расходиться, пока не будет выработана Конституция.

Почувствовав угрозу своей власти и дворянским привилегиям, Людовик XVI стал стягивать к Парижу и Версалю войска, в том числе и наемные иностранные полки, чтобы разогнать Национальное собрание. Это провокационное мероприятие вызвало большое возбуждение народа. В Париже начались столкновения между народом и войсками.

14 июля 1789 г. трудящиеся Парижа начали штурм Бастилии, которая была ненавистна как королевская тюрьма, как символ деспотизма, — ее пушки господствовали над рабочими предместьями, угрожая им. В начинающейся борьбе овладение Бастилией давало населению большое стратегическое преимущество.

После кровопролитного боя Бастилия была взята. Взятие Бастилии дало толчок и крестьянским выступлениям. Крестьяне осаждали феодальные замки, сжигали уставные грамоты, в которых были записаны феодальные повинности. Придя к власти, буржуазия издала ряд декретов, отменявших феодальные порядки.

Реформы в области просвещения

Что же было сделано в эпоху революции в области народного просвещения и наук? Согласно архивным документам, количество грамотных в дореволюционной Франции не превышало 20-25%. Крестьянство было почти сплошь неграмотным. «Большинство крестьян не умеет ни читать, ни писать», — заявляли представители духовенства Монтаржа. «Наши дети коснеют в мраке невежества», — жаловались крестьяне Артуа, Шампани и других областей.

Многочисленные крестьянские наказы депутатам были подписаны только частью явившихся крестьян, «остальные не сумели». Немногочисленные школы, существовавшие в городах, были опутаны религиозными и феодальными предрассудками. Так, в некоторые школы могли поступать лишь дети дворян, в другие — дети католиков. Дети протестантов города Ларошель не имели права поступать в католические школы своего города, и родители отправляли их учиться в другие города.

В школьной программе большое место занимало изучение древних языков; преподавание велось схоластически. В университетах преподавание велось часто на латинском языке. «На юридическом и медицинском факультетах всякий без труда мог купить себе ученое звание» (Лависс и Рамбо).

Академия наук, имевшая среди своих членов ряд блестящих ученых, состояла в большинстве из королевских выдвиженцев, связанных со старым режимом и его привилегиями. Она работала, как бы отгородившись каменной стеной от народных масс.

Народные массы, совершив революцию, ожидали полного уничтожения феодального порядка, ожидали, что буржуазия введет всеобщее образование. Ведь недаром повторяли: «Невежественный народ не может быть свободным» (Лаканаль). Но им скоро пришлось разочароваться. Пока у власти стояла буржуазия, все проекты реформ, окончательно уничтожавших феодальные порядки (возвращение крестьянам общинных земель, уничтожение феодальных повинностей и платежей и др.), и проект введения всеобщего обучения «мариновались» в комиссиях или саботировались.

Крестьянству и городской бедноте потребовалось несколько лет ожесточенной классовой борьбы, новых восстаний, чтобы установить якобинскую диктатуру. 10 августа 1792 г. восставший народ взял штурмом дворец и покончил с монархией. Был созван Национальный конвент на основе всеобщего избирательного права. 2 июня 1793 г. парижане, изгнав жирондистов из Конвента, установили диктатуру якобинцев во главе с Робеспьером и Маратом, как диктатуру общественных низов и мелкой буржуазии.

Только после этого было завоевано право на образование. Национальный конвент выдвинул дело народного образования на первый план. В своем постановлении от 21 января 1793 г. он говорил, «что финансы, война и организация народного образования будут неизменно стоять на очереди дня». В этом же году декретом от 29 фримера II года (31 декабря 1793 г.) Конвент ввел обязательное и бесплатное обучение.

Научные учреждения

Исходя из интересов трудящихся, в целях всемерного развития науки и широкого народного просвещения Конвент создал ряд научных учреждении, новых очагов науки и культуры. Так, он превратил бывшую королевскую библиотеку в Национальную библиотеку, широко открыв ее двери перед народом. По декрету 1793 г. все издательства должны были посылать экземпляры своих изданий в библиотеку. Сюда же были переданы богатые коллекции книг религиозных конгрегаций, эмигрантов и др. Кроме Национальной библиотеки, были открыты для пользования библиотеки Пантеона и бывшего музея Мазарини. Заботясь о сохранении книжных коллекций, Национальный конвент запретил их продажу, а также продажу научных и художественных коллекций.

Был открыт Луврский музей с отделением древностей. «Королевский сад» был превращен декретом 1 июня 1793 г. в Естественнонаучный музей и открыт три раза в декаду для обозрения публики. При музее была богатая библиотека. По смыслу декрета этот музей должен был быть специальной школой естественной истории, имеющей целью прогресс сельского хозяйства и торговли. «Здесь открылась науке необъятная книга природы». В нем было учреждено 12 кафедр (минералогии, ботаники, зоологии, анатомии, геологии, сельской ботаники и др.). В числе преподавателей были такие крупные ученые, как Фуркруа, Ламарк, Ласепед, Жоффруа Сент-Илер и др. Национальный конвент учредил 34 навигационных школы, специальную школу военного мореходства, организовал школу путей сообщения. Среди вновь учрежденных школ были Марсова школа, Политехническая школа, Нормальная школа.

В Политехнической и Нормальной школах учение было бесплатное, ученики получали стипендии от государства в 1200 франков в год. Большое значение имело учреждение Нормальной школы для подготовки преподавателей. В ней вместе с теоретическими знаниями студенты получали и практические навыки.

Национальный конвент ввел метрическую систему мер и весов, принятую в дальнейшем, благодаря ее простоте и стройности, во многих европейских и азиатских странах. Храм святой Женевьевы «Покровительницы Парижа» был превращен в усыпальницу великих людей. В Пантеон (так стала называться эта усыпальница) был перенесен в 1791 г. прах Вольтера, а в 1794 г. прах Руссо.

Конвент, понимая значение науки, неоднократно пытался привлечь академию на службу революции. Наиболее передовые ученые откликнулись на обращение Конвента, но большинство держалось пассивно или враждебно по отношению к якобинской диктатуре.

Некоторые ученые, враждебные революции, бежали за границу. Марат, вождь якобинцев, хорошо знакомый с деятельностью академиков, неоднократно клеймил в своих статьях «аристократию» ученых, их оторванность от народных масс.

Когда академик Фуркруа предложил академии вычеркнуть из своего списка эмигрантов, бежавших за границу и «утративших гражданскую доблесть», академики не поддержали это предложение. Чтобы сломить «аристократизм ученых», Конвент декретом 8 августа 1793 г. закрыл академию и открыл институт, придав ему более гибкие формы и приспособив к нуждам республики.

Французская революция, особенно в период якобинской диктатуры, открыла широкие перспективы перед наукой. Уничтожив феодальные порядки, тормозившие развитие промышленности, она тем самым дала толчок блестящему расцвету науки и техники. Появились новые отрасли промышленности, нуждавшиеся в помощи науки и техники, необычайно поднялось значение естественных и технических наук, занявших подобающее им место. Французская революция дала наукам новые целевые установки. Уже подготовленная блестящими работами материалистов-энциклопедистов, наука, освободившись от влияния церкви и королевского абсолютизма, становится материалистической. Лаборатория и эксперимент выдвигаются на первый план.

Наука в лице лучших ее представителей приблизилась к массам, прониклась их нуждами, черпала свое вдохновение из неиссякаемого родника народного энтузиазма, находила в пробудившемся интересе народа к знанию нравственное удовлетворение. Не понижая теоретического уровня, ученые старались сделать из своих изысканий практические выводы, довести их до народа. Национальный конвент не жалел денег на научные изыскания, он ассигновал необходимые средства на научные эксперименты (аэронавтика, телеграф и др.).