Установление татаро-монгольского ига над Русью

Монгольских

Дальнейшая судьба земель, подвергшихся нашествию Батыя, сложилась по-разному. На той их части, которая по своим природным особенностям подходила для кочевого хозяйства, была установлена непосредственная власть монгольских ханов (Половецкая степь от Нижней Волги до низовий Дуная, Северный Кавказ, Крым, а также некоторые степные пространства на юге Руси). В состав империи вошла и территория бывшего Булгарского государства с примыкающими землями Среднего Поволжья.

Страны Центральной Европы, испытавшие на себе мощь кочевых армий, в силу географического положения и отсутствия дальнейших попыток завоевания, напротив, смогли избежать установления какой-либо зависимости от «тартарских» ханов. В промежуточном положении оказалась Русь. Раздробленная и ослабленная нашествием, непосредственно граничившая с империей и потому открытая для новых нападений, она попала в политическую зависимость от монгольских правителей. Зависимость выражалась в том, что русские князья, сохранившие власть над своими землями, становились вассалами ханов и должны были получать от них подтверждение своих княжеских прав («ярлыки»). В качестве вассалов князья были обязаны ханам военной службой и уплачивали со своих волостей регулярную дань («выход»), а также некоторые чрезвычайные сборы. Дань рассчитывалась исходя из количества жилых дворов. Освобождалось от нее, по обычной практике монголов, только духовенство. При этом ни ханской администрации, ни монгольских воинских контингентов на Руси не создавалось. Исключение составляли баскаки — ханские представители, которые, как позволяют заключить сохранившиеся источники, осуществляли контрольные функции. В случае нелояльности или невыплаты дани князь мог навлечь на себя и свою землю карательную экспедицию («рать»).

Зависимость Руси от монголов принято называть «игом». Это терминологически-неопределенное понятие (впервые использованное в XV в. польским хронистом Длугошем) прижилось в науке потому, что господство монголов на Руси имело неоднозначный характер, сочетая в себе черты сюзеренитета и завоевания. Эволюционируя, степное иго над Русью просуществовало более двух столетий.

Оформление ига происходило в середине 40-х — 50-е годы XIII столетия. После возвращения на Волгу Батый начал вызывать русских князей к себе, принимать от них вассальные клятвы и выдавать «ярлыки» на княжение. Некоторых князей он направлял дальше на восток — к великим ханам в Каракорум (с которыми до начала 1250-х годов сам был в напряженных отношениях). Для великого князя Ярослава Всеволодича, занявшего стол во Владимире после гибели брата Юрия в 1238 году, такая поездка закончилась трагически. Получив подтверждение своей власти в 1243 году у Батыя, в 1246 году он был отравлен в Каракоруме. В тот же год казнью завершился визит к Батыю черниговского князя Михаила Всеволодыча, приказавшего во время нашествия убить монгольских послов. Видимо, именно за эту тяжкую провинность князя предали мучительной смерти, которую он принял с достоинством настоящего христианина.

Приветливо был принят Батыем Даниил Галицкий, по поводу чего придворный летописец князя горько заметил: «О, злее зла честь татарьская!». После гибели Ярослава Всеволодовича в степь отправился и его сын Александр Невский. Как и отец, он считал, что до тех пор, пока степная империя сохраняет свою военную мощь, прямое противоборство с ней может принести лишь к новым погромам и еще большему ослаблению разобщенной страны. Тем более, что в отличие от крестоносцев, которых он не раз побеждал на поле боя, монголы не посягали ни на земли Руси (за исключением южных степей), ни на ее веру — заветом язычника Чингисхана была строгая веротерпимость.

Оправданность курса на лояльность к ханам (удачно названного одним историком «политикой выживания») подтвердили события 1250-х годов. В 1252 году великий князь Андрей Ярославич — брат Александра Невского, получивший в 1249 году в Каракоруме ярлык на Владимирское княжение — после смены власти в имперской столице отказался ехать к Батыю для подтверждения ярлыка. В результате на него была послана «рать» под началом военачальника Неврюя. Полк Андрея был разбит, сам он едва спасся бегством. Страшному опустошению подвергся Переяславль Залесский и округа. Уходя, монголы увели с собой «людей без числа». Попытку занять по отношению к Орде более независимую позицию предпринял и Даниил Галицкий, надеявшийся получить помощь западных соседей. Несколько лет он воевал с небольшими монгольскими отрядами, пока в его землю не явились в 1258 году крупные силы кочевников во главе со «злым» Бурундаем. По требованию Бурундая местные князья сами уничтожили укрепления почти всех городов княжества и даже сравняли с землей валы, на которых стояли эти укрепления. Даниил был вынужден вновь подчиниться хану.

Важным моментом в становлении ига были переписи населения, которые устраивали монгольские власти для организации полноценного налогообложения. Первые подобные мероприятия, коснувшиеся отдельных территорий, происходили вскоре после нашествия. Перепись, охватившая едва ли не всю Русь, была осуществлена в конце 1250-х годов. Не испытавшие на себе жестокости монгольского войска новгородцы при появлении «численников» едва не растерзали их. Успокоить готовых к восстанию горожан, намерения которых были чреваты новой «ратью», сумел Александр Невский, специально приехавший тогда в Новгород. Роль своеобразного буфера между Ордой и Новгородом сохранялась за великими князьями и далее.

При Батые (умершем в 1255 г.) и его ближайших преемниках верховным сюзереном русских князей считался монгольский император — великий хан. В 60-е годы XIII века в правление брата Батыя хана Берке западный улус империи, именуемый в русских источниках Ордой, обрел независимость. Русь оказалась в полном подчинении у ордынского хана. В то время Орда представляла собой огромное и могущественное степное государство, простиравшееся от Западной Сибири и Средней Азии до Дуная.



Опубликовано 10.08.2017 admin в категории "2. Татаро-монгольское иго (XIII - XV вв.)", "История России