Сельское хозяйство на Руси в XIV—XV веках

Хозяйство

Основой экономики русских земель в ХIV—XV вв. оставалось сельское хозяйство. Его развитие было затруднено тяжелыми природно-климатическими условиями. Преобладающая форма землепользования, трехполье, избавляла крестьян от постоянных переселений с места на место в поисках новых запашек, однако не позволяла поднять урожайность основных культур (ржи, ячменя, овса) выше черты бедности. На один посеянный мешок зерна крестьянин обычно собирал от 1,5 до 3 мешков. Такая низкая урожайность сводила до минимума так называемый «прибавочный продукт», то есть «излишек», который можно было забрать у крестьян в качестве оброка в пользу государства и частного землевладельца. В итоге и государство, и правящий класс вынуждены были соблюдать строгий «режим экономии», а крестьяне — проводить жизнь в постоянной борьбе за выживание. Эта ситуация во многом предопределила и характер российского государства, и менталитет русского крестьянина.

Поземельные отношения в русской деревне в XIV — первой половине XV столетия. существенно изменились. Общей тенденцией стало быстрое развитие частной собственности на землю при сохранении общинного землевладения крестьян. Правящий класс домонгольской Руси существовал главным образом за счет «кормлений», то есть поборов с населения за исполнение административных, судебных и военных функций на определенной территории. Теперь же важным (а в некоторых регионах — главным) источником доходов аристократии становятся вотчины — наследственная земельная собственность, которая оставалась за боярином, даже если он переезжал на службу к другому правителю.

В Новгородской земле, где власть находилась в руках бояр, процесс перехода государственных земель в частную собственность шел очень быстро. Ко второй половине XV столетия только девять процентов всего земельного фонда осталось в руках государства. В Северо-Восточной Руси великокняжеская власть не спешила с «приватизацией» и сохранила за собой основной массив земли. Отношения вотчины и государства были здесь существенно иными. Жившие в вотчинах крестьяне не освобождались от уплаты дани в казну, а вотчинники имели весьма ограниченный судебный иммунитет. Управление государственными («черными») землями осуществляли поставленные великим князем бояре кормленщики.

Владелец вотчины (боярин, монастырь, епископская кафедра) мог пользоваться своими правами по-разному. Одни ограничивались сбором с крестьян натуральной и денежной ренты и не вмешивались в хозяйственную деятельность общин; другие устраивали «барскую запашку» или какое-то другое хозяйственное начинание и заставляли крестьян отрабатывать там определенное время. Второй путь сулил землевладельцам дополнительные доходы от продажи продуктов своего хозяйства на рынке. Однако здесь гораздо чаще, чем в первом случае, возникали конфликты между вотчинником и крестьянской общиной.

В условиях низкой товарности сельского хозяйства был затруднен и рост городского населения. Решая проблему питания, горожане устраивали обширные сады и огороды при городских усадьбах. Иностранцы удивлялись большим размерам русских городов. Однако причиной тому был «деревенский» образ жизни горожан.

В структурном отношении город делился на крепость (кремль, детинец, град) и торгово-ремесленную часть — посад. Русские города в эту эпоху носили феодальный характер. Они не имели типичного для западноевропейских городов развитого самоуправления, корпоративной организации ремесленников и купцов. Социальный состав их жителей был весьма пестрым. Горожане находились в подчинении у князя или его наместника. Городские усадьбы феодалов пользовались широкими налоговыми льготами. Жившие там холопы и разного рода зависимые люди обслуживали своих хозяев.

Большинство средневековых русских городов представляли собой деревянные крепости с небольшим гарнизоном, предназначенные для укрытия окрестного сельского населения в случае нападения неприятеля. На этом фоне выделялись тогдашние «города-гиганты». Численность населения Новгорода в ХIV—XV вв. составляла 30—40 тыс. человек. В Москве времен Дмитрия Донского было, вероятно, примерно столько же жителей. Для сравнения: население Парижа в 1300 году достигло 200 тыс. человек, во Флоренции и Венеции насчитывалось по 100 тыс., в Милане — 75 тыс.



Опубликовано 16.08.2017 admin в категории "2. Татаро-монгольское иго (XIII - XV вв.)", "История России