Ростислав Мстиславич – миротворец на киевском престоле

Ростислав

Князь Мстислав Владимирович (1076–1132 гг.), нанесший поражение Олегу, после смерти своего отца – Владимира, занял в 1125 году киевский престол и был назван Великим. Мстислав, по традиции, отдал своим сыновьям удельные княжества. Старший сын, Изяслав, поочередно правил в разных городах, в том числе: Минске и Переяславле. В 1146 г. по приглашению бояр Киева, он пришел в столицу, разгромил дружину Игоря Ольговича и остался на престоле, отразив два набега Юрия Долгорукого. Средний сын, Святополк, осел в Новгороде. Младший, Ростислав (умер в 1167 году), правил в Смоленске, затем – в Киеве.

Надо сказать, что Смоленску очень повезло с правителем. Князь был не временным назначенцем, а настоящим рачительным хозяином. В отличие от своего старшего родича Изяслава, большое внимание уделял народному вече, которое здесь было так же сильно, как в Киеве. Он опирался на дружину и на земщину, то есть на мелких свободных землевладельцев, которые принимали участие в решении всех важных проблем. То, что княжество стало богатым, сильным и независимым от соседних земель, – это заслуга внутренней политики Ростислава Мстиславича. Ну а где сила, там и независимость, в том числе духовная. Князь добивался, чтобы в Смоленске был собственный епископ.

Ростислав провел тщательную перепись всех селений и промыслов княжества, точно определил размер налога с них и ту его часть, которую следует отдавать смоленской епископии. Решение о налогах князь вынес на народное вече, которое состоялось 30 сентября 1150 года. Народ к упорядочиванию налогов отнесся с пониманием. В результате вече приняло Уставную грамоту, где было обозначено, сколько денег отдавать местной церкви и на что именно они будут потрачены. Предусматривались статьи расхода не только на сугубо церковные нужды, но и на образование – покупку и переписывание книг и рукописей.

После принятия Уставной грамоты не только в столице княжества, но и в других городах и даже селах Смоленщины появились книгохранилища не только духовной, но и светской литературы. Напомним, что речь идет о Руси ХII века. На этом фоне умиление новгородскими берестяными грамотами, свидетельствующими об общей грамотности, кажется несколько искусственным: Новгород – не исключение среди других русских земель. Да и бытовые записки нельзя сравнить с хранилищами книг, по сути, библиотеками, которые были даже в небольших смоленских селениях. При том, что рукописные книги везде были редки и дороги. А князья, даже и в более близкие к нам времена, будучи безграмотными, вместо подписи ставили крестик.

В 1154 году после смерти своего старшего брата, Изяслава, Ростислав должен был покинуть Смоленск, чтобы принять бремя великокняжеской власти. При этом он отнюдь не стремился к единоличной власти, и первое время княжил в Киеве совместно со своим дядей, Вячеславом Владимировичем, а после его смерти – уже самостоятельно. Ростислав стал великим князем по закону. Другие князья – суздальский Юрий Долгорукий и черниговский Изяслав Давыдович – великокняжеский престол воспринимали как желанную добычу и стремились добыть ее силой. Ростислав без сожаления оставил Киев и, надо полагать, к радости смолян, вернулся домой. Но киевляне уже успели почувствовать силу обаяния Ростислава, и, когда Изяслав Черниговский в 1159 году был разбит, они просили смоленского князя вернуться и править ими.

Ростислав Мстиславич оказался перед дилеммой. С одной стороны, ему вовсе не хотелось покидать своих смолян, а с другой, он обязан был принять наследственную власть. Князь поступил следующим образом: предварительно отправил в Киев послов от смолян и новгородцев, которые (небывалый случай!) также считали Ростислава своим. Поехали не бояре, а простые земцы. Смолян возглавлял Иван Ручечник, новгородцев – Якун. Они должны были выяснить, на каких условиях киевляне приглашают к себе князя и не станет ли он, получив высшую власть, врагом Новгорода и Смоленска. Получив заверения в мире и дружбе, они согласились отпустить князя. И не прогадали. Когда новгородцы поссорились с княжившим у них сыном Ростислава, Святославом, и прогнали его прочь, князь в 1167 году поехал на север, и отнюдь не с карательной миссией, а чтобы примирить спорщиков.

Но сразу попасть в Новгород князю не удалось: смоляне, узнав, что он окажется на их земле, выехали навстречу и упросили его заехать в Смоленск. Отказаться Ростислав никак не мог и, как оказалось, зря. Уже в Смоленске он почувствовал легкое недомогание. В Торопце ему стало настолько нехорошо, что князь уже не смог доехать до Новгорода. Все же он вызвал сюда сына, новгородских и смоленских послов. Великий князь провел трехсторонние переговоры и не только примирил новгородцев со Святославом, но и добился взаимных обещаний смолян и новгородцев жить в мире. Впрочем, это был не первый впечатляющий успех знаменитого миротворца – еще раньше он заключил мирный договор с извечными врагами киевлян – половцами. Этот мир мог бы быть долговременным и очень прочным, если бы великим князем оставался Ростислав Мстиславич. Но, увы, срок его земной жизни подходил к концу: он так и не доехал из Торопца в Киев и умер по дороге в селе Зарубы. Тело его привезли в Киев и похоронили с большими почестями. Память об этом великом человеке не увековечена, насколько известно, ни в Смоленске, ни в столице «незалежной» Украины, а потому мало кто из наших современников помнит о нем.

Еще одним важным делом князя была попытка примирения Мономаховичей и Ольговичей: он женил сына Романа на Марии, дочери черниговского князя Святослава Ольговича. Свадьба имела большое политическое значение, говорят богатые, а главное символические дары, преподнесенные Ростиславом черниговскому князю. Летописец подробно их перечислил. Кроме мехов он подарил ему пардуса и коня, на котором было седло, окованное золотом. Обычно историки поясняют, что пардус – это гепард, охотничье животное. Это не совсем верно. Пардус – это вообще большая дикая хищная кошка. Это мог быть любой пардус – как гепард, так и леопард.

Гепард – это древнейший символ русских воинов, «тотемный» зверь русов. Его изображения есть и в святилищах Малой Азии (Чатал-Хююк), и на барельефах православных храмов во Владимире, и на современном гербе этого древнего русского города, где, впрочем, он более похож на странного льва. То же и с конем – это не просто скакун для князя, но древний символ связи с предками (в таком качестве его изображали на этрусских фресках и на крышах русских изб). Об этом забывают наши историки, но Святослав Ольгович знал и был весьма польщен такими подарками.

Но вернемся к его незадачливому тестю. Важно отметить, что миролюбие – это вовсе не признак слабости характера. Наоборот, без умения настоять на своем невозможно примирить врагов. Сын Ростислава, согласно летописи, был высок, плечист, красив, незлобив, но ему не хватало мудрости отца, его твердости. Уступчивый по натуре, Роман оказался заложником обстоятельств. Он выступал то на стороне Мономаховичей, то Ольговичей, пренебрегая собственными интересами. Мало того, вместе с Андреем Боголюбским он напал на Новгород, за что был «награжден» великим киевским престолом, принадлежавшим ему по праву! Когда же Роман отказался выдать Андрею киевских бояр, заподозренных в заговоре, то Боголюбский попросту прогнал бывшего союзника обратно в Смоленск. После убийства Андрея Боголюбского он вновь занял отчий престол, но его постигла неудача.

В 1176 году князь Роман Ростиславич организовал крупный поход против половцев (ранее с ними был заключен «вечный мир»), но его войско было разгромлено. После этого позора он покинул Киев и уехал в Смоленск. В Киеве стал княжить его тесть – Святослав Ольгович. Роману не сиделось на месте: он пытался править то Новгородом, то Смоленском, но не снискал уважения ни одних горожан, ни других. В 1180 году, перед кончиной, он раздал все имущество смолянам, чем несколько смягчил их. В знак уважения жители Смоленска организовали похороны князя, тело положили в каменную гробницу, установленную в храме Богородицы. Увы, одних лишь добрых намерений оказалось явно недостаточно, Роман вызывал у смолян чувство жалости, но не уважения. Совсем иными были его братья – Давыд и Рюрик. Они заслуживают памяти и отдельного рассказа.



Опубликовано 25.09.2017 admin в категории "1. Древняя Русь (IX - XIII вв.)", "История России