Противостояние Московского и Тверского княжества

Тверского

Первые десять лет правления Михаила Александровича прошли в непрерывной борьбе с Москвой. Силы сторон были практически равны. Мир между Дмитрием Московским и Михаилом Тверским, заключенный в сентябре 1375 года в осажденной Твери, вовсе не означал поражение одной из сторон. По форме он был победой московской силы, а по сути — признанием взаимного уважения. Занятая ордынскими делами Москва не имела возможности заставить Михаила Тверского выполнять унизительные для него условия мира. Стороны поняли ситуацию и оставили друг друга в покое. Михаил Тверской не участвовал в войне Дмитрия Московского с Мамаем в 1380 году, справедливо полагая, что при любом ее исходе лично он может проиграть гораздо больше, чем выиграть.

Не слишком надеясь на переменчивую милость Орды, Михаил Тверской строил безопасность своего княжества на сильных крепостях и влиятельных родственниках. Он много делал для укрепления Твери и других городов, применяя новейшие для того времени технологии.

Одновременно с военными предприятиями Михаил подыскивал перспективные брачные союзы для своих многочисленных сыновей. Старший из них, Иван, в 1375 году женился на литовской княжне Марье Кейстутовне — племяннице Ольгерда и сестре Витовта. Другой сын, Борис, в 1385 году взял в жены дочь князя Святослава Смоленского. Еще один сын тверского князя, Василий, в том же 1385 году вступил в брак с дочерью литовского князя Владимира Ольгердовича. Укрепляя добрососедские отношения с Москвой, Михаил Тверской в 1391 году женил своего младшего сына Федора на дочери виднейшего московского боярина Федора Андреевича Кошки.

Достигнув старости, Михаил жил в Твери как патриарх и отец народа. Скончался он в 1399 году в возрасте 66 лет. После кончины Михаила Александровича, на трон отца взошел его 42-летний сын князь Иван Михайлович (1399—1425). Всех устраивала позиция Твери, найденная князем Михаилом Александровичем. Суть ее состояла в том, что, время от времени демонстрируя свою военную и политическую силу, Тверь постоянно уклонялась от участия в серьезных конфликтах. Продолжив политику отца, Иван тем самым обеспечил устойчивость своего трона и мог свысока следить за происками соперников. Князь Иван Михайлович Тверской скончался в 1425 году в возрасте 67 лет от чумы. Страшная эпидемия чумы унесла в эти годы нескольких тверских князей. В итоге на тверской трон сел князь Борис Александрович (1425—1461) — внук Ивана Михайловича Тверского. Это был дальновидный и умный правитель. При нем Тверь расцветает и становится ведущим культурным центром Северо-Восточной Руси.

Московская династическая смута 1425—1453 гг. была весьма выгодна для независимости Твери. Не оказывая явного предпочтения одной из сторон, Борис принимал в своих владениях всех «политических эмигрантов». В договорах с Василием Темным он выступает как равноправный правитель. За кулисами событий князь Борис, вероятно, способствовал продолжению войны между внуками Дмитрия Донского. Ходили слухи, что мятеж Дмитрия Шемяки (1446 г.) был санкционирован Борисом Тверским. Впрочем, и возвращение Василия Темного на московский трон (1447 г.) не обошлось без содействия тверского князя. Убедившись в том, что Василий рано или поздно победит Шемяку, Борис поспешил наладить с ним династический союз. Старший сын и наследник Василия Темного Иван был обручен с дочерью тверского князя Марьей.

В ходе династической смуты выяснилось, что Тверь располагает лучшими на Руси пушками. Эти орудия вместе с пушкарями Борис давал «напрокат» Василию Темному для штурма Углича — удельной столицы Дмитрия Шемяки. Вскоре при помощи этих пушек Борис взял штурмом мощную крепость Ржев.

После завершения междоусобицы Москва быстро поднималась и набирала силы. Борис с тревогой следил за происходящим, но остановить процесс уже не мог. Тверскому князю приходилось довольствоваться тем, что Москва до поры до времени уважает его суверенитет. На то были свои причины. Любое наступление на Тверь сделало бы ее центром притяжения всех антимосковских сил. Не имея такого центра, эти силы действовали разобщено. Кроме того, война с Тверью могло бы вызвать войну с Литвой, чего в тогдашней Москве весьма опасались.

Продолжая политику «вооруженного нейтралитета», князь Борис Александрович следовал заветам своих предков — тверских князей Михаила Александровича и Ивана Михайловича. Эта семейная дипломатия позволила Твери избежать многих бедствий. Однако она не могла остановить усиления Москвы, результатом которого, в конечном счете, стало покорение Твери.



Опубликовано 16.08.2017 admin в категории "2. Татаро-монгольское иго (XIII - XV вв.)", "История России