Предпосылки Ледового побоища

Ледового

Летом 1238 года в датском королевском лагере Стенби, Ливонский орден и Дания, соперничавшие до того в Прибалтике, заключили союз. Соглашение было достигнуто при участии папского легата кардинала Вильгельма Моденского. Направлено оно было против языческих земель к востоку от прибалтийских владений сторон. На деле речь шла о землях Новгорода, населенных угро-финскими племенами водь и ижора. Дальнейшие события позволяют думать, что к этому союзу присоединилась и Швеция, которую папа Григорий X еще в 1230 году призывал начать войну против «жестоких язычников» — тех же води, ижоры, а также карел, живших на территории Новгородской республики. Таким образом, под предлогом «священной войны» с язычниками готовилось вторжение на Русь, разоряемую в это время ордами Батыя. Причем касались эти замыслы стратегически важного района, где русские земли имели непосредственный (и единственный) выход к Балтийскому морю.

Планы начали реализовываться в 1240 году. В первой половине июля шведский флот «в кораблях множество много зело» вошел в Неву, а спустя несколько недель орденские немцы двинулись на Псков. Как и в 1164 году, ближайшими целями шведов были река Нева и крепость Ладога в устье реки Волхов. Контроль над этим регионом позволил бы им не только отрезать Новгород от моря, но и облегчить аннексию принадлежавшего Новгороду северо-восточного побережья Финского залива (где в 1293 году шведам удастся построить свою опорную крепость Выборг).

Показательно, что в составе шведского войска, атаковавшего Новгород, были не только воины, но и католические епископы. Узнав о вторжении шведов (с которыми пришли и покоренные ими финны), 19-летний новгородский князь Александр Ярославич, сын великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича (1238—1246), стремительно двинулся со своей суздальской дружиной, новгородцами и ладожанами навстречу неприятелю и внезапно атаковал его лагерь, разбитый на Неве близ устья реки Ижоры. Невская битва, произошедшая 15 июля 1240 года, закончилась полным поражением шведов. Остатки их флота с телами знатных мужей ушли прочь, простые воины были похоронены в братских могилах на месте сражения.

Остановить наступление немцев также быстро не удалось — в том числе и из-за вспыхнувшего конфликта между новгородскими боярами и Александром (который в результате покинул город). Рыцари взяли пограничную новгородскую крепость Изборск, разбили псковское войско, вышедшее им навстречу, и осадили Псков. Среди псковского боярства нашлись предатели, и они город сдали. Другие отряды ливонцев двинулись к юго-восточному побережью Финского залива, захватили часть Новгородской земли и заложили там крепость Копорье (примерно посередине между устьями рек Нарва и Нева). Далее немецкие отряды стали продвигаться в глубь русских владений по бассейну реки Луги и действовали уже в опасной близости от самого Новгорода. Тем временем папа Григорий объявил о переходе завоеванных русских земель под власть одного из ливонских епископов — эзельского.

Угрожающая ситуация заставила новгородцев вновь призвать на княжение Александра, который пришел с суздальскими полками. В 1241 году он выбил немцев из Копорья, в начале 1242 года быстрым маневром освободил Псков, после чего перешел на территорию противника. Ливонцы выслали ему навстречу свое войско. Судьба войны решилась 5 апреля 1242 года в сражении на льду Чудского озера. В ходе Ледового побоища немецкое воинство, усиленное отрядами чуди, было разгромлено. Ливонские источники сообщают, что одних только рыцарей (самых знатных участников сражения) погибло два десятка и еще шестеро было захвачено в плен. В немецкий боевой порядок, который, скорее всего, использовался в этом сражении («гончая хоругвь», или «свинья»), входило примерно 35 рыцарей, действовавших во главе сотен рядовых воинов. Следовательно, ливонцы потеряли пленными и убитыми около трех четвертей личного состава. (По некоторым оценкам, общее количество рыцарей Ливонского ордена составляло тогда около 100 человек, что говорит о серьезности понесенных ими потерь.) Однако еще красноречивее о значении этой победы свидетельствуют события, произошедшие после нее. Вскоре в Новгород прибыло немецкое посольство, объявившее, что рыцари «отступаются» от всех прежде захваченных территорий и просят мира, который и был заключен.

Активные и умелые действия Александра Невского позволили сбить наступательный порыв шведских, немецких и датских правителей, попытавшихся воспользоваться бедственным положением Руси. Граница между Русью и Ливонией, установленная по миру 1242 года, надолго определила политико-географическую ситуацию в регионе. Подвиги молодого новгородского князя стали широко известны на Руси. В русских средневековых текстах упоминаются его почетные прозвания — «Невский», «Великий» и «Храбрый».



Опубликовано 09.08.2017 admin в категории "1. Древняя Русь (IX - XIII вв.)", "История России