Правление в Новгороде в XII веке

Новгороде

Со смертью Всеволода Большое Гнездо сила его державы пошла на убыль. Не захотев обижать детей и попирать вековые княжеские обычаи, он распределил свою землю между сыновьями. Не во всем довольные этим разделом, они довели дело до войны друг с другом, но после этого конфликта установилась новая форма правления, когда все потомки Всеволода признавали старшинство и авторитет великого князя, сидящего во Владимире. В их среде сохранялся идеал сильной княжеской власти, также со временем перешедший по наследству в Москву.

Совершенно иная — республиканская — политическая система сложилась в XII веке у северного соседа Суздалыцины — в Новгородской земле. Там княжеская власть отступила перед мощным объединением боярства и городов. Новгородская знать (в отличие от галицкой аристократии) не только смогла привлечь на свою сторону местные городские общины с их влиятельным торгово-ремесленным населением, но и обладала широким государственным взглядом на политическую жизнь. Забота о собственных интересах у нее обычно сочеталась с попечением о единстве и благоденствии всей земли. Такое положение вещей коренилось в главных особенностях общественно-политической жизни Новгорода, вызревавших не одно столетие. Усилия археологов и историков, предпринятые в последние десятилетия, позволили значительно лучше, чем прежде, представить происхождение и сущность Новгородской республики.

Новгород — один из древнейших центров страны — был столицей самой большой области Руси XII веке. Она простиралась далеко на север, и единственная имела прямые выходы к морям (Балтийскому и Белому). Из-за сложных природно-климатических условий Новгороду не хватало собственного хлеба (чем нередко пользовались князья, желавшие оказать на него давление), однако у него было много других богатств. Среди них самыми драгоценными были бескрайние леса, запасы меха и оживленные торговые пути, связывавшие Северную Европу со Средиземноморьем и Каспием. Все эти преимущества издревле использовались местными жителями, и неслучайно именно здесь возникло то раннегосударственное объединение, которое, по летописным сведениям, и призвало в IX веке Рюрика. Как полагают, уже тогда существовал влиятельный слой знати, заключивший с новым правителем «ряд» (договор). Этот «ряд», видимо, ограничивал власть князя в сфере контроля над доходами с земли, который так и остался в руках местной верхушки. Это заложило основу взаимоотношений новгородцев с князьями, и те даже в пору расцвета Древнерусского государства признавали за новгородскими мужами некоторые их старинные права. Возможно, эти права подтвердил Ярослав Мудрый, выдавший новгородцам особые грамоты, которые затем легли в основу новгородско-княжеских договоров эпохи раздробленности (древнейший такой договор дошел от 1264 г.).

Ослабление Древнерусского государства в последней трети XI века позволило новгородской знати еще больше расширить свои вольности. Она поставила под свой контроль движение земельной собственности в крае (со временем это приведет к тому, что князю будет запрещено не только единолично «раздавати» кому-либо новгородские волости, но и самому иметь здесь «села»).

Кроме того, с конца XI века новгородцы начали избирать на вече собственного посадника (раньше посадником являлся либо сам князь, присланный из Киева, либо его назначенец, т.е. посадник был представителем центральной власти). Достигнутые успехи уже в то время позволяли новгородцам не просто влиять на выбор князей-наместников, присылавшихся из Киева, но и делать это подчас в весьма резкой форме. К примеру, не желая видеть на своем «столе» сына киевского князя Святополка Изяславича, они заявили: «Аще ли две главе имееть сын твой, то пошли и (его)».

Очередной удар по позициям княжеской власти был нанесен в 1126 году. Воспользовавшись отсутствием правителя, новгородские мужи явочным порядком ввели у себя так называемый «сместной» (совместный) суд. Если раньше князь разбирал судебные дела сам (или поручал разбирательство своему человеку), то теперь он мог делать это только вместе с посадником, что на деле означало установление боярского контроля и над этой сферой княжеской деятельности в Новгороде.

Последний акт «новгородской революции» пришелся на 1136 год. Тогда по решению вече, в котором, кроме новгородцев, участвовали представители двух других важнейших городов земли — Пскова и Ладоги, был арестован, а затем выслан из города князь Всеволод Мстиславич. С этого времени новгородцы утвердили за собой «вольность в князьях» — право приглашать и изгонять их по решению вече. Правда, эта «вольность» не всегда была полной. Некоторые Рюриковичи, в буквальном смысле, навязывали себя или своих ставленников республике, а с середины XIII века право посылать в Новгород князя (по согласованию с вече) фактически закрепилось за великими князьями Владимирскими. Однако новгородцы умело играли на межкняжеских противоречиях и в любых сложных ситуациях твердо оберегали самое ценное свое политическое завоевание — систему ограничения княжеской власти. В результате князь в Новгороде превратился из правителя в должностное лицо, призванное исполнять положенные ему функции, — со своей дружиной оберегать землю от внутренних и внешних врагов (у республики постоянной армии не было), вместе с посадником распределять земли Новгорода в «кормление» новгородским «мужам», а также возглавлять систему «сместного» суда. По представлениям того времени, суд без князя не имел законной силы. К тому же новгородцам был нужен арбитр в их внутренних спорах.

Целям укрепления независимости Новгородской земли способствовало и то, что с 1156 года там стали сами избирать кандидата в епископы, который затем ехал на поставление к митрополиту в Киев. Это лишало киевского князя, обычно имевшего влияние на главу митрополии, возможности вмешиваться в дела республики по линии церковной власти. Политическая система Новгорода имела четкую структуру.

Во главе республики стояло боярство и находящаяся под его влиянием новгородская городская община. Высшим органом власти было новгородское вече. При решении важнейших вопросов учитывалось и мнение других городов земли (или как их называли — «пригородов»), где также происходили вечевые собрания. В вече, которое собиралось на площади у Софийского собора или на княжьем дворе, участвовали представители всех свободных семей города. Оно разбирало важнейшие вопросы государственной жизни, принимало решение о приглашении или изгнании князя, избирало руководителей республики. Таковыми являлись: посадник — главное должностное лицо Новгорода, тысяцкий — командир ополчения, а со второй половины XIII века еще и руководителя торгового суда, а также епископа, который, кроме своих основных духовных обязанностей, осуществлял и политические функции — хранил государственные печать и архив, участвовал в переговорах с соседями и удостоверял дипломатические акты.

Некоторые элементы, присущие новгородской политической системе, имелись и в других землях. Так, во многих городах знать или даже вече пытались влиять на кандидатуру будущего князя, а в Полоцке (где эта практика была особенно развита) имелось и ограничение княжеской власти в сфере суда. Тем не менее, только в Новгороде возникла законченная республиканская форма правления с присущей ей активной политической борьбой и частыми выборами. Главным объектом борьбы между боярскими семьями было посадничество (борьбы тем более острой, что в ведении посадника было распределение «кормлений»). Успех в этой борьбе в немалой степени зависел от позиции вече, в котором участвовали и простые горожане. Все это заставляло новгородское боярство учитывать интересы незнатных новгородцев, что придавало социально-политической системе республики дополнительную устойчивость. Так, свою часть от собираемых даней получало не только боярство, но и городские общины. Показательно, что когда с середины ХI века политический строй Новгорода стал эволюционировать в сторону боярской олигархии, внутренняя консолидация новгородского общества заметно ослабла.



Опубликовано 10.08.2017 admin в категории "1. Древняя Русь (IX - XIII вв.)", "История России