Международные отношения Древней Руси

Международные

В период своего расцвета Древнерусское государство играло важную роль в международных делах обширного региона — от Скандинавии до Византии и от Центральной Европы до границ Азии. С распадом государства ушла в прошлое единая внешняя политика киевских князей, а вместе с тем снизилось и международное влияние Руси. Продолжая общение с другими странами и народами, отдельные земли Руси теперь сами выстраивали свой внешнеполитический курс. И в новых условиях наиболее важными для них оказывались отношения с ближайшими соседями.

Для южных и юго-восточных земель Руси (Киевской, Переяславской, Черниговской и отчасти Рязанской) таковыми оставались половцы, разделенные на множество отдельных кочевий. После тяжелых поражений начала XII столетия они на какое-то время почти перестали вторгаться в русские пределы. Это, впрочем, не мешало им вплоть до монгольского нашествия участвовать в княжеских междоусобицах и заниматься привычными делами — грабить и захватывать пленников. Многие русские князья этого времени были связаны с половецкой Степью союзами (которые, впрочем, редко бывали устойчивыми) или даже узами брака. Участниками княжеских войн становились и враждебные половцам «черные клобуки» — остатки орд печенегов и торков, осевшие на южной границе Руси и признававшие верховную власть местных князей.

Во второй половине XII столетия усилилась внутренняя консолидация территориальных групп половцев, и некоторые ханы возобновили самостоятельные грабительские набеги на Русь. Активизация борьбы с новой степной угрозой произошла при киевском князе Святославе Всеволодиче (1176—1194) — представителе черниговского княжеского дома. Победы русских перемежались с поражениями. Самым тяжелым и досадным из них был неудачный степной поход 1185 г. новгород-северского князя Игоря Святославича, описанный в «Слове о полку Игореве». Однако общее положение дел в этой войне постепенно клонилось в пользу Руси, и к концу века ситуация на степном пограничье стабилизировалась. С этого же времени в источниках возникают указания на усиливающееся культурное влияние Руси на половцев. Часть половецкой знати даже стала принимать христианство. Среди таковых был и сын грозного хана Кончака (врага, а затем свата Игоря Святославича). В крещении Кончакович получил имя Юрий.

Юго-западные Галицкая и Волынская земли также не оставались в стороне от русско-половецких отношений, но главный вектор их внешней политики был развернут на запад. Наиболее важными для них были контакты с Венгрией и Польшей (которая, как и Русь, вступила в пору политического дробления). Волынские князья старались поддерживать с обеими странами тесные династические и политические связи, что не раз позволяло им прибегать к их активной помощи (в том числе и в борьбе за Киев и Галич). Традиционно более сложными были отношения с Венгрией у галицких князей. К тому же с конца XII столетия венгерские короли начали предпринимать настойчивые попытки завладеть галицким престолом, а затем и навязать этой земле церковную унию (подчинить ее в духовном отношении папскому Риму). Во время смуты, наступившей в регионе после смерти Романа Мстиславича, занять некоторые галицкие волости стремились и польские князья. Широкие и долговременные контакты Галича и Волыни с западными соседями привели к усилению влияния последних на эти русские земли, что сыграет впоследствии важнейшую роль в политической и этнокультурной истории края.

Для северо-западных земель Руси (Полоцкой, Смоленской и Новгородской) главным во внешней политике был балтийский регион. С конца XII века начинают консолидироваться литовские племена — обитатели юго-восточной Прибалтики. Обычным и частым делом стали их набеги на сопредельные русские территории, а затем и попытки закрепиться на них. В то же время некоторые русские князья, воюя друг с другом, начали использовать язычников-литовцев так же, как на Юге в подобных случаях использовались половцы и «черные клобуки». В начале XIII века, когда началась крестоносная агрессия в Прибалтику, русские и Литва иногда объединялись для совместной борьбы с новым врагом. Накануне нашествия монголов началось оформление Литовского государства. Кроме вынужденных контактов с Литвой, северо-западные земли Руси имели устойчивые торговые связи с немецкими торговыми центрами на Балтике. Не прервались эти связи и с появлением крестоносцев.

Еще одной влиятельной силой в регионе была Швеция. С 40-х годов XII столетия ее отношения с Новгородом обострились, причиной чего было противоборство сторон за контроль над южной Финляндией. Помимо того, шведские власти нацелились на восточную часть Финского залива — балтийские ворота Новгородской земли. В 1164 году, пройдя Невой в Ладожское озеро, они попытались захватить Ладогу — «замок» от этих ворот. Новгородцы предпринимали ответные действия, крупнейшим из которых явилось нападение в 1187 году на шведский торговый город Сигтуна, подвергшийся разорению. Конец XII века в отношениях Новгорода и Швеции был омрачен и торговой войной. Все эти события явились прологом долгого и тяжелого русско-шведского соперничества в регионе, завершившегося лишь в ХІХ столетии.

Характеризуя различные направления внешнеполитической активности Новгорода, следует назвать и движение новгородцев в пустынные пространства арктического Севера, заселенные редкими первобытными племенами лопарей (саамов), заволочской чуди, перми, печеры, югры и др. Крайними точками этого движения в это время уже были, с одной стороны, Кольский полуостров и — с другой — Северное Предуралье, куда время от времени направлялись отряды для сбора меховой «дани».

Суздальские князья, представлявшие северо-восток Руси, старались из своего лесного края поддерживать контакты с самыми разными государствами, включая Византию. На уровне торговли и культурного общения им это во многом удавалось. При дворе Андрея Боголюбского, по свидетельству современника, нередко можно было встретить «гостей» «изъ Царягорода и от иныхъ странъ», включая «латинян» (католиков), «погань» (язычников) и потомков хазар. Имел суздальский двор общение и со Степью, и с Кавказом. Однако вплоть до первой трети XIII века, когда суздальцы начали деятельно помогать Новгороду в отражении крестоносцев, по-настоящему серьезную внешнеполитическую проблему для них представляла Волжская Булгария — исламское государство на Средней Волге. Стороны конфликтовали из-за сопредельных территорий, населенных различными финно-угорскими племенами, а также старались распространить свой контроль на одни и те же богатые лесные пространства Севера.

Все это приводило к военным конфликтам. Первый из них описан летописью 1107 года, когда бунтарская рать дошла до Суздаля и разорила окрестности города. Воевать с булгарами приходилось и Юрию Долгорукому, и его сыновьям Андрею и Всеволоду, и сыну последнего Юрию Всеволодичу. В ходе этого противоборства были основаны пограничные крепости Городец и Нижний Новгород на Волге, а также защищавший дальний северо-восточный рубеж Суздальской земли Устюг. Впрочем, несмотря на все столкновения, стороны нуждались в нормальных отношениях друг с другом, поскольку контролировали различные участки одного и того же Волжского торгового пути. Поэтому после всех конфликтов между ними заключался мир.



Опубликовано 09.08.2017 admin в категории "1. Древняя Русь (IX - XIII вв.)", "История России