Медицина в Древней Руси

Медицина

В исторических документах нет никаких данных, чтобы полагать о существовании в древней Руси научной медицины. Да этого и не могло быть, принимая во внимание состояние средневековой науки вообще и медицины в частности. Существовала своя, народная медицина, с той особенностью, что обладателем каких-то медицинских знаний был весь народ и лечить мог каждый, а не одни только жрецы, как у многих древних народов. Этим можно объяснить ту поразительную цепкость, с которой русский народ держался, да и теперь держится, многих лечебных средств, применяющихся со времён седой старины.

Языческое миросозерцание древней Руси придавало лечению характер, главным образом, не лекарственный, а сверхъестественный. Путём известных почти всем действий производилась «борьба» со злыми духами, которые считались возбудителями различных недугов человека. Лечение с помощью, по сути говоря, определенного набора лекарственных трав и кореньев, часто верно действующих, велось знахарями, заклинателями. Знахари использовали сборы, а заклинатели и колдуны добавляли в смеси что-нибудь экзотическое или мистическое. Например, внутренние органы черного петуха, обезглавленного в полнолуние на кладбище у могилы известного в этой местности лекаря. Или что-то подобное.

Некоторые приёмы, которыми пользовались местные целители, впоследствии вошли в научную медицину, как, например, массаж, водолечение, внушение, или, как его называли, нашёптывание. Стоит отметить, что уже в те времена гипноз производился неполный (в этом в большинстве случаев и не встречается надобности), — достаточно было «нашептать» на родниковую воду, на свежий или забродивший квас, на вино или на только что снесенное рябой курочкой яйцо.

К числу народных средств от всех болезней относится русская баня, о которой упоминается на первых страницах нашей древней летописи и которую любит русский народ до сих пор. Когда в XVI столетии в Москве, вследствие частых пожаров, власти по какой-то причине приняли решение закрыть бани, народ ответил на это волнением. В Московии в XVI и XVII вв. в каждом зажиточном доме была своя «мыльня», а для бедных были построены общественные бани, приносившие довольно большой доход местной казне.

В уставе Владимира «лечец», причислявшийся к церковным людям, считался обязанным следить за тем, чтобы умирающие были напутствованы, а бабы-вдовицы, видимо повивальные бабки того времени, обязывались наблюдать, чтобы младенцы были крещены.

В «Русской правде» сказано, что раненый должен быть удовлетворён материально на лечение. В летописях упоминается о некоторых хирургических операциях, например, о разрезе «желвец» у князя Святослава Ярославича (операция, видимо, была не совсем удачной, так как князь вскоре умер); о тампонации носа при носовом кровотечении; о прижигании позвоночного столба при сухотке, что было сделано Василию Тёмному.

Любопытны свидетельства наших летописцев об эпидемиях, свирепствовавших в средние века. С какой добросовестной подробностью они описывают эти народные бедствия, ни слова, однако, не говоря о том, какую роль при этом играли врачи, и какая оказывалась ими помощь. Известны только некоторые санитарные меры, как, например, устройство общих могил — «скудельниц» и наём специальных лиц для уборки трупов за город.

Особенно интересны описания эпидемии чумы, посетившей Россию и Западную Европу в XIV столетии. Как отразилась эта эпидемия чумы на здоровье народа, лучше всего видно из таких слов древней летописи: «После мору люди не почали жити, но маловечны и худи и тщедушны начаши быти».

Этими немногими историческими данными исчерпывается почти всё, что нам известно о состоянии врачебного дела в России до конца XV в.

Так как жизнь московской Руси определялась главным образом государевыми делами и потребностями, то для удовлетворения именно этих государевых потребностей и появились в конце XV в. в Москве первые врачи иноземцы.

Иван III был женат на византийской принцессе Софии Палеолог. Вполне возможно, что в свите Софии Палеолог был врач иноземец, но достоверно известно лишь о прибывших несколько позже врачах Антоне и Леоне. Печальная судьба их, казнённых за неудачное лечение, не приостановила притока врачей иноземцев. Князь Василий Иванович заботился о привлечении их к себе на службу. Во времена его правления особенно были известны врачи иноземцы Николай Луев и Феофил. Летописи описывают, как хворал Василий Иванович, видимо, карбункулом, и, предчувствуя смертный исход болезни, призвал врача Николая Луева и просил его дать «масть на облегчение». Врач вынужден был признаться в своём бессилии. Удивительно, что этот врач остался на своем посту и служил еще долгое время.

Во время правления Ивана IV в Москву пригласили много врачей иностранцев, главным образом, из Англии. Среди них были сторонники алхимии и лица, не всегда пользовавшиеся хорошей репутацией, но в своей совокупности этот персонал царских врачей являлся самой образованной группой из всех иностранцев, живших в Московском государстве.

Иван Грозный хорошо относился к врачам, из которых особым его расположением пользовался врач Бомелий. Летопись увековечила его обвинением в том, что он готовил яд для жертв царя. Современник Бомелия доктор Якоби был прислан Елизаветой английской с особым рекомендательным письмом.

В 1581 г. в столице учредили аптеку, но она была создана исключительно для нужд царского двора. Многие медикаменты привозились из Британии, но потом ее запас пополнялся разными путями. Некоторые составляющие препаратов покупались. Например, хинная кора, камфора, и ревень, можно было приобрести купцов, прибывших из восточных стран. Позже стали заводиться на Руси свои, так называемые аптекарские огороды. Аптека поражала путешественников, видевших её, своей роскошью, но вся работа в ней протекала под тяжёлым гнётом подозрительности.

Врачебным делом и аптекой в Московском государстве ведал особый аптекарский боярин, а в первой половине XVII в. руководство врачебным делом и аптеками было возложено на специальное учреждение — аптекарский приказ. Рецептурные отпуски строго регистрировались на двух языках: записывались имена написавшего рецепт, приготовившего лекарство и взявшего его.

По свидетельству современника Григория Котошихина, во второй половине XVII столетия в ведении аптекарского приказа было 58 врачей и аптекарей: 23 иноземца, а остальные русские лекари. Последние набирались из лиц, занимавшихся лечением, по испытании их врачами иноземцами, причём аптекарский приказ выдавал таким лекарям свидетельства по специальности, с указанием, что «он лечит раны колотые, сеченые и рубленые и делает пластырь и иные статьи, что достойно и с лекарское дело его будет». Материальное положение таких доморощенных врачей было очень печальное — сохранились их челобитные об увеличении им средств для существования.

Аптекарский приказ производил испытания и прибывающих врачей иностранцев, среди которых попадалось много авантюристов; таких, обыкновенно, изобличали и отсылали обратно. Так, например, один врач иноземец хвастался, что может не только лечить, но и строить водопроводы, почему бояре из аптекарского приказа усомнились в его достоинствах как врача и вернули на родину.

При царе Михаиле Фёдоровиче последовал ряд указов, регламентирующих врачебное дело. Прежде всего, врачам иноземцам было дано право пользовать всех людей и воспрещено, помимо аптек, торговать лекарственными веществами. При царе Алексее Михайловиче в Москве открывается аптека для общего пользования.

Петр I, бывая в европейских странах, знакомился и с постановкой врачебного дела. Имеются сведения, что он любил лечить и даже пробовал производить несложные операции. По его приказу основаны сухопутный и морской госпитали и с его именем связано появление русского доктора медицины П. В. Постникова.

Петр Васильевич Постников учился в славяно-греко-латинской Академии, основанной в 1685 г. учёными греками, братьями Лихудами. Постников очень успевал в науках, а потому по окончании курса, в чине стряпчего, был отправлен на казённых подводах и с денежным содержанием в 1000 ефимков в Италию для специального медицинского образования в Падуанский университет, который славился в те времена своими профессорами-медиками. Здесь молодой врач прослушал курсы хирургии, анатомии, фармации и других вспомогательных наук, и курс философии.

Оказав большие успехи в учении, Постников был подвергнут испытанию, на котором, по документам и доныне хранящихся в архиве университета, удивил экзаменаторов своими глубокими и обширными познаниями в науках, находчивостью в ответах, своей памятью и складом речи.

В 1694 г., на торжественном заседании университета он был удостоен звания доктора философии и медицины, с правом преподавать и удостаивать других лиц учёных степеней. После этого он продолжал работать в Падуе над дальнейшим усовершенствованием и при прощании с университетом получил подписанный всеми профессорами диплом, скреплённый подписью и печатью Канцлера.

По старому студенческому обычаю жертвовать при расставании с университетом в его библиотеку книги, П. В. Постников подарил воспитавшей его школе девять латинских и греческих книг, которые с его автографом также хранятся в делах Падуанского университета.

От первого русского доктора можно было ожидать высококвалифицированной деятельности по распространению в России высших медицинских знаний, но Петру Васильевичу Постникову пришлось служить по посольскому приказу, хотя интересы его резко расходились с волею государя. Он имел намерение ехать в Неаполь «живых собак мертвить, а мёртвых живить». Нуждаясь в образованных русских людях для определения на ответственные должности по дипломатической части, Петр I ради этого пожертвовал карьерой первого русского врача.

Интересна судьба ещё одного русского врача — Г. И. Волкова.

Григорий Иванович Волков в 1698 г. был также направлен в Падуанский университет. По окончании курса Волков был удостоен учёной степени доктора медицины и с дипломом возвратился в Россию, где, подобно П. В. Постникову, поступил на службу по посольской части. Занимаясь, по поручению Петра I, переводом с французского сочинения, он затруднился перевести несколько строк, навлёк на себя гнев государя и впал в меланхолию.

Так неудачно сложилась врачебная карьера первых русских врачей — докторов медицины, обладавших высокой квалификацией и личным призванием к занятиям врачебным делом.



Опубликовано 30.06.2017 admin в категории "Интересная история