Мечтаете ли вы отправиться к берегам Антарктиды?

Антарктида

Кто хотя бы раз побывал на этом ледяном материке, убедился, что подобной красоты не встретить больше нигде. О такой палитре красок художник может только мечтать. Какой-то неземной красотой чаруют закаты: необычные цвета смешиваются, верхушки снежных гор, айсбергов подсвеченные нежными тонами. Все это напоминает магию. Воздух изумительно чистый. Полярники шутят, что никакая бацилла здесь не живет, кроме человека.

Антарктида

Антарктический остров Галиндез часто посещают круизные суда и яхты. За теплый сезон количество туристов из разных стран в этом уголке уже достигает пяти тысяч. Не грозит ли экосистеме и животному миру Антарктиды такое нашествие туристического люда? Эти вопросы чрезвычайно актуальны и среди других обсуждались на Консультативном совещании Сторон Договора об Антарктиде в июне этого года, где подводились итоги третьего в истории Международного полярного года.

Почему же так интересует путешественников уголок Антарктики?

Север Аргентинского архипелага — очень выгодное место для развития туризма. Здесь значительно теплее, чем в континентальной Антарктиде: морозы достигают «всего» — 44 градуса Цельсия, и до «цивилизации», Огненной Земли, «рукой подать» — каких-то четверо суток через пролив Дрейка.

Дальше на юг ледовая обстановка затрудняет организацию регулярных туристических рейсов, а Аргентинские острова достаточно удобны для стоянки яхт и небольших судов. В британской прессе их давно нарекли «антарктическим яхт-клубом»: туристы арендуют парусники и путешествуют сюда целыми семьями. Капитанами выступают опытные владельцы яхт, а матросами служат сами пассажиры.

Здешние места полярники называют «антарктической Швейцарией». Здесь даже есть свои Альпы — живописный горный хребет вдоль Берега Грейама, который поднимается на высоту до 2000 метров.

Однако самым популярным среди туристов является остров Питерман. Каждый сезон его посещают более 9 тысяч человек (почти половина туристов, которые прибывают в Антарктику).

За полкилометра отсюда, на соседнем острове Винтер, находится выдающаяся историческая достопримечательность — База «F», построенная британскими исследователями в январе 1947 года на месте предыдущего здания, сооруженного для зимовки участников экспедиции к Земле Грейама 1935-1936 годов. База действовала до 1954-го как геофизическая обсерватория. Главная ее обитель, Ворде-Хауз, состоящая из жилых и служебных помещений, рассчитано на шесть человек. В 1995 году Дом Ворде, по приказу королевы Великобритании, внесли в Перечень исторических мест и памятников Антарктики. Сейчас здесь музей, смотрителями которого является персонал одной из исследовательских станций. Осмотр экспозиции дает возможность почувствовать отголоски эры героических исследований.

По договоренности с Британской антарктической службой (БАС), тургруппам разрешено посещать Хижину Ворде. Учитывая, что 13-14 наших зимовщиков не всегда имеют возможность сопровождать экскурсантов, начальник станции доверяет руководителю группы ключи от исторической достопримечательности. Но турист есть турист, так что потом выясняется, что кто-то прихватил на память» музыкальную пластинку или спички 1947 года.

Толпы туристов слоняются по территории, отвлекают от напряженного графика исследований, распугивают пингвинов. Есть и существенная угроза внесения в экосистему Антарктиды чужеродных инфекций, что совершенно недопустимо.

Туристы есть разные. Несколько лет назад был просто трогательный случай — с судна сошла большая группа, а одну пожилую туристку, которой за 80 лет, на берег снесли на руках. Вот вам и магнетизм загадочного континента.

В январе 2007 года одну из станций в Антарктиде с официальным визитом впервые посетила принцесса Великобритании Анна. Она прилетела на вертолете с борта военного судна в сопровождении своего мужа — адмирала британского флота Тимоти Лоренса, двух дам, которые занимаются проблемами экологии и реставрации антарктических памятников, а также капитана судна. Кстати, дед одной из дам принимал участие в экспедиции Роберта Скотта. Высокая делегация, зимовники и стая пингвинов совершили прогулку по территории станции.

Отец антарктического туризма

На качественно новый уровень организацию антарктического туризма вывел Ларс-Эрик Линдблад, который построил в 1969 году первое судно «Explorer» специально для круизов в полярных условиях. Тем самым были заложены основы «массовости» для антарктического туризма. Кстати, недавно это судно постигла судьба «Титаника», но пассажиры были спасены.

«Вы не можете защищать то, чего не знаете» — утверждал Линдблад еще в 1966 году, считая, что непосредственный контакт с нетронутой природой прививает туристам понимание экологической чувствительности Антарктики и ее важной роли в экосистеме планеты. С тех пор экологическое образование стало неотъемлемым компонентом любой туристической поездки в эти широты.

«За» и «против»

Вопросы «экологической ниши» для коммерческого туризма в этих краях остаются открытыми не первое десятилетие. Во второй половине 1990-х острое беспокойство вызвали разговоры о настоящем туристическом буме (конечно, по антарктическим меркам). Международное научное общество, откровенно говоря, воспринимает появление здесь туристов как «непрошеных гостей». Туроператоры тоже не собираются сдавать позиции. Вместе они уже давно осознали тот факт, что чрезвычайная удаленность Антарктики, короткая продолжительность турсезона, сложные природные условия, а главное, исключительная чувствительность экосистемы к любой человеческой деятельности выдвигает им экстраординарный вызов.

Продолжается поиск компромисса между интересами туристов, а с другой — желанием ученых превратить Антарктиду в научный полигон и планетарный заповедник.

Итак, аргументы «против»

  • Массовое посещение региона непременно повлияет на экологическую ситуацию в нем. Следы от обуви на моховом ковре в Антарктике — раны, которые не заживают десятилетиями.
  • Туризм — самая масштабная (по численности туристических судов и пассажиров) деятельность человека в Антарктике за все время ее освоения. В сезоне 2006-2007 годов (ноябрь–март) в приантарктических водах действовали несколько десятков арендованных туристами яхт и 40 больших круизных судов, которые совершили сюда более 150 рейсов. Это же является и самой динамичной деятельностью в регионе. Переломным для нее стал сезон 1991-1992 годов, когда туристы по количеству сравнялись с местными учеными и вспомогательным персоналом (4-4,5 тысячи человек). А уже в 2007 году зарегистрировали около 40 тысяч туристов!
  • Оценка влияния туризма на окружающую среду остается малоэффективной, поскольку разрабатывалась на основе опыта национальных научных программ, а не коммерческой деятельности.

И аргументы «за»

  • Туризм в Антарктике является дополнительным ресурсом для научной и транспортной деятельности. Скажем, некоторые наблюдения проводятся туристами-«исследователями». В частности, речь идет о сборе первичной информации относительно миграций и других особенностей поведения морских птиц и зверей. Туристам даже удается делать открытия. Так, первой фиксацией изменения формы и размеров острова Мак-Дональд в Индийском океане в результате вулканической деятельности в 2002 году стали фотоснимки, сделанные пассажирами туристического судна. А в 2003 году туристы немецкого лайнера «Бремен» установили, что остров Омега на самом деле является не одним, а двумя островами, разграниченными узким проливом.
  • Во время круизов ученые тоже имеют хорошую возможность осуществлять свои исследования, а студентам предоставляются льготные места для участия в образовательных экспедициях. Сложилась довольно плодотворная кооперация между организаторами круизов и операторами национальных антарктических программ. Только в прошлом сезоне туристические судна перевезли около 150 ученых и большое количество оборудования «туда» и «обратно», благодаря чему сэкономлено немало государственных средств.

Экологическое лицо туризма

В целом, на континенте находится не менее 83 исследовательских станций с постоянной инфраструктурой, которая продолжает перестраиваться. Зато в распоряжении туроператоров нет ни одного постоянного объекта обслуживания во всем околоантарктическом пространстве. Зафрахтованные под круизы судна являются настоящими «плавучими отелями», которые обеспечивают пассажиров всем необходимым. К тому же морской туризм считается, по мнению многих экспертов, наименее влиятельной человеческой деятельностью на окружающую среду.

Единый оператор наземного туризма, компания Adventure Network International», ставит сезонные палаточные лагеря в живописных горных массивах, где живая природа достаточно скудная и влияние на нее является минимальным. Туда добираются самолетом туристы-экстремалы: горнолыжники, альпинисты, ледовые скалолазы, чтобы при 15-градусном морозе провести незабываемые две недели среди нетронутой природы. Три круизные компании тоже предлагают пассажирам ночевку в палатках на берегу. Палатки ставятся на снегу или гравии, но ни в коем случае не на мохово-лишайниковых «зарослях», а также подальше от колоний животных. Весь мусор непременно возвращается на судно.

В ежегодных отчетах, представляемых туроператорами на рассмотрение сторон — участниц Договора об Антарктике, отмечается, что сегодня антарктический туризм не оказал существенного влияния на окружающую среду ни на одном из участков посещения.

Скрытая угроза

Ее составляет «дикий» туризм в Антарктике. Речь идет о коммерческих вояжах, организаторы которых не являются членами международной комиссии по Антарктике, следовательно, и не руководствуются ее «заповедями». Они, скажем, могут предлагать такие «экзотические трапезы» — пингвинную яичницу. Кто знает, сколько людей со временем станет ценителями «антарктической кухни»?

Суда-гиганты с несколькими тысячами пассажиров на борту пока не имеют права высаживать пассажиров на антарктический берег. Но трудно спрогнозировать, что произойдет, когда организаторы круизов пожелают пересмотреть свои права и пойти навстречу пожеланиям многочисленных туристов?

Так нужны ли мы Антарктиде?

Все выводы, которые можно вынести из этой дискуссии, лишь предварительные, полемика будет продолжаться еще не один год. Зато свое слово антарктический туризм уже сказал — разработанные им технологии проведения путешествий эффективно используются в других «неординарных» районах планеты, таких как Арктика или даже Амазонка, куда регулярно устраивают туристические экспедиции.

Все четче очерчивается позиция, что туризм — не единственная альтернатива другим видам коммерческой деятельности в Антарктике (таким как промышленный вылов рыбы или совсем уж недопустимая добыча полезных ископаемых). Занимая пустующую нишу на этом региональном рынке, туристическая отрасль может служить источником просвещения по сохранению уникальной природы на «последнем континенте».

Однако, что именно произойдет — зависит от доброй воли людей.



Опубликовано 05.08.2017 admin в категории "Путешествия