Кого можно считать основателем Москвы?

Юрий

Судьба играла с сыном Мономаха, суздальским князем Юрием, как ей заблагорассудится: то возносила его до небес, то низвергала оттуда. Кто же усомнится в том, что Юрий Долгорукий – основатель Москвы? Ему и памятник напротив Моссовета в послевоенном 1947 году поставили, и в Киеве показывают раскрытую могилу в церкви Спаса на Берестове, где покоится прах знаменитого князя. Сомневающимся укажут на табличку, где золотым по черному написано: «Здесь покоится основатель Москвы». Какие после этого могут быть сомнения?

А сомнения появились, и становилось их все больше и больше. Мол, ничего Юрий не создавал, а зарезал Кучку, хозяина Боровицкого холма, владения его себе забрал, да еще стал своего друга, беглого черниговского князя, зазывать на пир. Да и не нужна ему была какая-то там захудалая Москва, к киевскому престолу он свои загребущие руки тянул. От того его и прозвали Долгоруким. Трижды занимал престол, да все никак усидеть на нем не мог. Умер он не своей смертью – отравили киевляне супостата. Ну а истинным основателем Москвы следует считать князя Даниила: ему неподалеку от Свято-Даниловского монастыря и памятник поставили.

Что же здесь, правда? Все… и ничего. Не был Юрий великим героем, но и злодеем его назвать никак нельзя. А каков он был на самом деле, можно узнать, обратившись к трудам Василия Никитича Татищева. Он-то знал куда больше нашего.

После Мономаха, Киев стремительно терял былое величие, а страна погрязла в кровавых распрях удельных князей. Великий киевский князь Изяслав II, забыв о приличествующей ему мудрости миротворца, с азартом ввязался в междоусобную войну, сосредоточив свой гнев не на внешних врагах державы, а на князьях Черниговских, детях Олега Святославича, Ольговичах. Трагична была судьба Игоря Ольговича: он был схвачен и брошен в тюрьму, едва там не умер от болезни, был насильно пострижен в монахи, а затем, по наущению Изяслава, растерзан обезумевшей толпой черни. На его брата, Святослава Ольговича, великий князь устроил настоящую охоту – травил своего родича долго, коварно и с наслаждением. Напустил на Святослава его заклятых врагов – Давидовичей. Отбирал земли и имущество гонимого, чтобы отдать его недругам – лишь бы они не бросали начатого и продолжали гнать и выслеживать бывшего владыку Чернигова.

А тому не к кому было направиться за помощью, как только к ростово-суздальскому князю Юрию, жившему по заветам своего знаменитого отца, Владимира Мономаха. И Долгорукий, надо сказать, всегда приходил на выручку гонимому и обиженному, как и учил его отец. Не мог сам, отправлял на помощь сыновей с войском. Знаменитая фраза Юрия о призвании «В град Москов на обед силен» как раз и была адресована черниговскому князю Святославу Ольговичу, которого великий князь Изяслав с Давидовичами травили, как дикого зверя.

Да и не считал Юрий (или, по-старинному, Гюрги) Изяслава законным правителем. Раз в Киеве восседал Мономах, то трон должен был перейти к его сыну, то есть к нему, Долгорукому.

Святослав в «град Москов» к Юрию прибыл. И не с пустыми руками, а – «дал ему барса». Речь идет, вероятно, о редком подарке – охотничьем гепарде, которых персидские цари и половецкие ханы использовали для охоты. Некоторые историки даже предположили, что это был не живой леопард, а шкура зверя. Любопытно представить, как Святослав преподнес бы такой подарочек: «Вот, Юра, смотри, какая пятнистенькая. Мне ее по случаю достали…» Зная горячий нрав Долгорукого, легко представить, чтобы за этим последовало. Нет, речь шла о живом звере – древнейшем символе русов. Такой подарок был символичен и, безусловно, чрезвычайно лестен для любого русского князя. «Барс» мог означать лишь одно – отныне Долгорукий, бесшумно подкрадываясь, должен рвать врагов клыками и когтями, дабы навести порядок в державе. А потому – быть ему великим князем!

Князь подарок оценил и символ истолковал верно. Важно понять, что барс в Москве – это обозначение города, как будущего центра государства русов. И потому он мог бы стать гербовым животным Москвы. Но не стал. Он появился, правда, в виде льва, на гербе города Пскова.

После встречи Юрий возобновил сражение за южные области Руси. В союзе с черниговскими князьями и верными половцами он разбил войска Изяслава Мстиславича у Переяславля. А было это так. Перед началом сражения Изяслав собрал военный совет в своем шатре. Старики советовали великому князю не вступать в сражение, а молодые горячие головы считали, что раз Юрий находится рядом, то надо его схватить и держать в плену, чтобы он больше никому не мог угрожать. Этот безумный совет понравился Изяславу, и он велел начать наступление на Долгорукого. В сумерках переправились через реку Трубеж. Суздальцы уже собирались ложиться спать. Дозорный отряд, увидев переправу неприятеля, двинулся им навстречу. В лагере Изяслава начался переполох: решили, что Юрий их упредил и первым пошел в атаку. Пока разбирались, что к чему, окончательно стемнело. Войска застыли друг против друга. Затем началось сражение стрельцов. Юрий дал команду отступать к обозам. Киевляне обрадовались, решив, что суздальский князь испугался и дал деру. Они припустили следом и столкнулись нос к носу с суздальцами. Отход Юрия оказался обманным маневром. В темноте началась битва. Как это обычно и бывает, бой шел с переменным успехом, и до поры нельзя было сказать с уверенностью, на чьей стороне победа. В стане Юрия при наступлении Изяслава дрогнули и бросились удирать половцы. А великому князю изменила его «гвардия» – киевляне. Долгорукий без половцев мог обойтись, а вот Изяслав без киевской дружины – никак.

Позже, в 1151 году, Изяслав разбил Юрия на р. Руте и вернул себе Киев. Юрий вернулся в Суздаль, а спустя четыре года пришел на берега Днепра и вновь занял Киев. Три раза брал он столицу. В третий раз он просто лишил власти Изяслава Давидовича.

Спустя два года Юрий скончался. Как предполагают, был отравлен киевскими боярами. После его смерти киевляне побили суздальцев, которым он доверил руководство, а его похоронили, по одной из легенд, в храме Спаса на Берестове. Впрочем, настоящая могила его не найдена.



Опубликовано 14.09.2018 admin в категории "1. Древняя Русь (IX - XIII вв.)", "История России