Книгопечатание на Руси

Книгопечатание

Редкая книга

Перед вами толстая, объемистая книга в обветшалом кожаном переплете. Это — одна из ценнейших книг, хранящихся в сокровищнице Государственной публичной библиотеки в Санкт-Петербурге. Чем же замечательна эта книга, в чем ее ценность?

Рассмотрите книгу внимательнее, раскройте, перелистайте ее. Переплет, теперь истрепанный, когда-то, очевидно, был роскошным, — на коже оттиснут тончайший красивый узор. Расстегните медные застежки и откройте книгу. Напечатана она по-русски крупным, красивым шрифтом, но этот шрифт сильно отличается от современного. Вы хотите узнать, что это за книга, ищете автора, заглавие, но ничего этого нет, — первые листы в книге отсутствуют, они давно утеряны. Может быть, в библиотеке есть лучше сохранившийся экземпляр?

апостол

Да, есть, но он хранится в несгораемом шкафу как единственная в своем роде ценность; без крайней необходимости его не достают из сейфа. Но и по выданному экземпляру можно узнать, что это за книга. На последних трех ее страницах коротко изложена история книги: кто, когда и при каких обстоятельствах издал ее. В этом послесловии, оттиснутом самим издателем, много любопытного. Обратите внимание вот на что: книга эта «Деяния Апостольска», или проще — «Апостол», выпущена из печати 1 марта 7072 г. (от «сотворения мира»), т. е. 11 марта 1564 г. (по новому стилю). Итак, книге 453 года, — это первая отпечатанная в России книга.

Эпоха Ивана Грозного

1564 год. Для России это — время крупнейших социальных сдвигов, жестокой классовой борьбы. Иван IV, первый царь русский, пожелавший стать «самодержцем всея Руси» не только по названию, но и на деле, объявил беспощадную войну боярскому произволу и самовластию.

Как управлялось Московское государство до реформ Ивана IV?

Ряд крупных вотчин находился в бесконтрольном владении у бывших удельных князей, бояр. На остальной земле сидели «на кормлении» государевы наместники, разорявшие население всевозможными поборами и взятками: только этим и «кормились» наместники. Произвол их тоже не был чем-либо ограничен.

Крайне пагубную для Московского государства роль играло так называемое местничество: назначая кого-нибудь на государственную должность, великий князь Московский должен был считаться только с древностью и знатностью его рода. Личные способности и заслуги при этом ничего не значили. Подчиненный отказывался повиноваться начальнику, если считал свой род выше рода начальника. Ссоры из-за мест происходили между боярами постоянно, часто в самое неподходящее время, например, во время боя с неприятелем. Последствия таких ссор ясны.

Со всеми этими язвами, разъедавшими Московское государство, лишавшими его внутреннего единства и силы при борьбе с внешним врагом, начал упорно бороться Иван Грозный. Кто поддерживал его в этой борьбе?

Прежде всего низшие слои класса феодалов: мелкие дворяне-помещики, получавшие поместья за свою военную службу, «худородные дворянишки», которых местничество лишало всяких надежд на возвышение и которых часто притесняли крупные феодалы. Посадский люд — купцы и ремесленники также были на стороне царя. Сильная центральная власть могла оградить их от произвола бояр, а расширение Московского государства обещало им новые рынки.

Не будем подробно рассказывать о реформах Ивана Грозного. Скажем только, что к 1564 г. он успел уже многое сделать. Был создан новый судебник. Населению на местах давалось право выбирать «целовальников» (присяжных) для участия в суде наместника. Взимание налогов переходило в руки местного самоуправления. Отменялась система «кормлений». Вместо «кормов» население вносило в казну «окуп» — определенный налог, за счет которого правительство платило жалование своим должностным липам. Особая «тысяча помещиков, детей боярских, лучших слуг» получила лучшие подмосковные поместья. Из этой тысячи выбирались люди для всех государственных должностей. Таким образом, царь нанес сильный удар местничеству.

Эти реформы значительно усилили военную мощь русского государства. Иван завоевал Казанское и Астраханское ханства. Было одержано несколько блестящих побед в войне с Ливонией. Но сила боярства и всех сторонников старых порядков еще не была сломлена, и царь не пренебрегал никакими средствами в борьбе с враждебными ему слоями.

Иван Грозный и книгопечатание

Книгопечатание было изобретено почти за сто лет до того, как Иван IV венчался на царстве. К середине XVI в. в большинстве стран Западной Европы уже существовали типографии, издавалось много книг, но только теперь назрели условия для введения книгопечатания в России. Иван IV, несомненно, был знаком с печатными книгами заграничного издания. Не нужно забывать, что он был одним из самых просвещенных людей своего времени. Но не отвлеченная любовь к просвещению заставила его подумать об организации первой типографии в Москве.

Печатное слово — острейшее орудие политической борьбы. Иван IV, глубокий и дальновидный политик, прекрасно понимал это. Во времена Грозного наибольший спрос был на богослужебные книги. Изготовление этих книг рукописным способам почти целиком находилось в руках духовенства. Переписчики, часто люди малограмотные, многочисленными ошибками искажали тексты «священных» книг. А ошибки в богослужебных книгах в условиях обостренной классовой борьбы служили внешним поводом к появлению сект, под флагом религии восстававших против центральной власти. Книгопечатание было вернейшим способом унифицировать религиозные книги.

Потребность в книге к середине XVI в. выросла настолько, что введение книгопечатания стало уже необходимостью. Особенно выросла эта потребность после завоевания новых земель на востоке: построенные там церкви нужно было снабдить богослужебными книгами.

Иноземные мастера

Кто мог ввести в России книгопечатное дело? Казалось бы, проще всего было пригласить иноземных мастеров: за границей было уже достаточно искусных типографщиков, и, казалось, иностранцы охотно идут нам навстречу. Так, еще в 1552 г. датский король Христиан III написал Ивану IV письмо. Начав с того, что он, Христиан, с первых дней своего царствования озабочен распространением «истинной» (т. е. лютеранской) веры. Дело совершенно ясно: вместе с книгопечатанием Христиан хотел ввести на Руси лютеранство и таким образом подчинить русский народ религиозному, а затем и политическому влиянию Дании. Конечно, Иван IV не пошел на такие условия. Мы не знаем его ответа Христиану, но отсутствие всяких следов издательской деятельности Миссенгейма в России показывает, что от его услуг отказались.

Незадолго перед этим Иван IV поручил некоему Гансу Шлитте набрать за границей различных мастеров, в, том числе и типографщика. Шлитге мастеров подобрал, но до России они не доехали: Шлитте был задержан в Любеке, а мастера его разбежались. Из письма Шлитте Хористиану III ясно, что это были тоже не просто мастера.

Шлитте писал, что германский император с радостью помог ему подобрать соответствующих людей, т е. эти ученые и мастера были попросту агентами германского императора Карла V. Это была очередная попытка ввести католичество в России: «духовным» мечом иноземцы мечтали поработить этот народ.

Говоря о книгопечатании в России упоминают обычно имя Варфоломея Готана. Некоторые авторы утверждают, что он печатал книги в России для деда Ивана Грозного — Ивана III в конце XV столетия. Но книгоиздательская деятельность Варфоломея Готана в России не находит подтверждений. Он, действительно, был печатником из города Любека; был в каких-то отношениях с Иваном III, но с книгопечатанием эти отношения ничего общего не имели. О Готане известно, что он был за что-то обвинен в Швеции, что Любек не счел нужным за него заступиться, что он «целовал крест» Ивану III служить ему верой и правдой. Но есть известия, что в том же он клялся и германскому императору Максимилиану I. Короче говоря, Варфоломей Готан рисуется как очень темная личность.

Таковы были иноземные печатники, которые прибывали или намеревались прибыть в Россию. Ничего хорошего ждать от них нельзя было, и от их услуг приходилось отказываться. России нужны были свои мастера, русские печатники. И народ, всегда богатый талантами, дал их родной земле: первая книга отпечатана русскими мастерами.

Иван Федоров

Итак, первые русские печатники — Иван Федоров и Петр Мстиславец. Руководящая роль принадлежала, по-видимому, Ивану Федорову. Очень мало известно о жизни Федорова до издания им «Апостола». Когда и где он родился, где и у кого учился печатному делу, — все эти вопросы остаются открытыми. Несомненно одно: исключительные личные дарования, талантливость и изобретательность больше, чем какие бы то ни были учителя, помогли Ивану Федорову достигнуть блестящих успехов в любимом искусстве. Из того же послесловия известно, что типография в Москве начала строиться еще в 1553 г., а «Апостол» начали печатать только в 1563 г. и закончили в 1564 г. Вместе с тем сохранилось несколько недатированных старопечатных книг, отпечатанных гораздо хуже, чем «Апостол», и вышедших, по-видимому, раньше «Апостола». Очень возможно, что эти книги — первые опыты строившейся типографии, быть может, первые произведения Ивана Федорова, на которых учился великий мастер.

Первая же книга, на которой Иван Федоров поставил свое имя, представляет уже произведение высокого мастерства. Страницы «Апостола» выглядят очень красиво. Строки ровные, строго параллельные, расстояния между буквами всюду одинаковы, так же, как и расстояния между строками. Концы строк лежат точно на одной прямой. Оттиск равномерный, без надавливаний. Все это кажется только выполнением элементарных требований, предъявляемых к печатной книге, но для первой книги — это огромное достижение. А вот роскошь, теперь давно уже оставленная издателями: в «Апостоле» прописные буквы, вставки и другие подразделения в тексте сделаны киноварью на каждой странице. Это значит, что каждую страницу приходилось дважды пропускать под прессом — для черной и для красной красок. При этом красные буквы нигде не смещены по отношению к черным. Книга украшена очень изящными заставками.

Из всего известного о Иване Федорове несомненно, что первый русский печатник был исключительно одаренным мастером.

Судьба Ивана Федорова

В Москве Иван Федоров и Петр Мстиславец успели выпустить еще только одну книгу «Часовник» в 1565 г. Вскоре после этого они вынуждены были бежать из Москвы. Все темные, реакционные силы тогдашней России обрушились на первых печатников и заставили их покинуть отечество ради спасения жизни. Послесловие ко второму изданию «Апостола», выпущенному Иваном Федоровым уже за границей, во Львове, прямо указывает, кто были эти гонители. Гнали печатников бояре, гнало реакционное высшее духовенство (митрополит Макарий, который поддерживал реформы Грозного, умер в 1563 г.).

Сначала Ивану Федорову удалось найти себе покровителя в лице гетмана Ходкевича. На его средства Федоров основал в имении Ходкевича Заблудове типографию. Однако скоро меценатство надоело Ходкевичу, он предоставил Федорову «немалую весь» (село) и предложил ему заняться земледелием. Но энтузиаст своего дела Федоров не согласился на спокойную жизнь земледельца. Он отправился во Львов, где долго не мог ничего добиться, не получая никакой помощи от тех, к кому он обращался.

В конце концов, Федоров все же достиг своей цели и открыл типографию. Сильно стесненный многочисленными долговыми обязательствами, он все же издавал книги во Львове, затем в Остроте, наконец, опять во Львове. Во Львове же он и умер в декабре 1583 г., оставив своим детям арестованную за долги типографию и крайне запутанные дела. Изгнанный из отечества Иван Федоров сделал все, что мог, для своего народа: он упорно продолжал печатать русские книги. С этого пути его не смогли свернуть никакие трудности, никакие соблазны. Он отказался от села, предложенного ему Ходкевичем, чтобы вместо «житных семян духовные семена по вселенной рассевати».

На могильной плите Ивана Федорова под изображением его типографского знака было написано: «Друкарь книгь пред тымь невиданныхь».

Первопечатные книги и духовенство

Прогрессивный характер деятельности Ивана Федорова в Москве лучше всего иллюстрируется тем озлоблением, которым встретило эту деятельность реакционное духовенство. Почему же духовенство восставало против печатания даже богослужебных книг? Прежде всего печатание книг в государственной типографии лишало духовенство монополии на книгу и усиливало зависимость церкви от государства. Затем, печатание влечет за собой более широкое распространение книги, а распространение книги содействует распространению грамотности. Это тоже совсем не на руку духовенству: чем безграмотнее народ, тем легче верит он религиозным сказкам. Наконец, духовенство, само невежественное, отнюдь не хотело, чтобы миряне становились образованнее своих «духовных отцов».

В своем отношении к книге духовенство сохраняло неизменную позицию. И. Федоров внес передовую технику в такое важное дело, как печатание книг, благодаря этому они стали получать доступ в народные массы, книга демократизировалась. В этом его величайшая заслуга, и этого никак не могли простить ему реакционеры всех мастей.

Злобствовавшие «начальники и священноначальники» могли изгнать печатников, но не могли остановить движения истории, тем более, что Иван Грозный все круче расправлялся со строптивыми боярами. Типографское дело, однажды введенное, продолжало развиваться далее.

В XVII в. начали выходить из печати уже книги не религиозного содержания. В 1647 г. вышла первая книга по военному делу. В XVII в. печатные книги все еще сохраняли пережитки рукописных: в рисунке букв, в многочисленных сокращениях и надстрочных знаках, удобных для рукописи, но крайне усложняющих набор. Только в начале XVIII в. по приказанию Петра I был выработан так называемый гражданский шрифт, причем все надстрочные знаки уничтожены и исключены из алфавита некоторые потерявшие значение буквы. Новым шрифтом уже при Петре I были отпечатаны учебные пособия по языкознанию, математике, географии и т. д.



Опубликовано 27.06.2017 admin в категории "6. Культура России", "История России