Гедимин – великий князь литовский, основатель династии

Гедимин

Великий князь Литовский Гедимин – родоначальник знаменитой династии, правившей Литвой более четверти тысячелетия, один из самых ярких правителей средневековой Европы, блестящий политик, дипломат и талантливый полководец, чье правление заложило основы дальнейшего могущества национального государства.

Точная дата его рождения неизвестна, хотя историки предполагают, что родился он в 1275 году. Имя его в переводе с литовского означает «Стремящийся мыслить». Письменные источники той эпохи весьма скудные, и потому происхождение, детство, юность Гедимина и обстоятельства его восшествия на княжеский престол окутаны мраком. Из глубины веков до нас дошло некоторое количество изданий касательно его жизни.

Согласно популярной в Литве легенде, предком Гедимина был Палемон, родич императора Нерона, прибывший некогда вместе с другими авторитетными римлянами на побережье Балтики. По версии, принятой в русских официальных родословных книгах XVI-XVII вв., Гедиминовичи ведут свой род от полоцких князей из дома Рюрика. Этой версии придерживается и учрежденный указом Павла I исторический архив родословных. Недоброжелатели говорили, что Гедимин был потомком князей смоленских, которого отправили собирать дань в западнорусские земли. Собранные деньги он якобы присвоил и, разбогатев, добился власти. А в хрониках Тевтонского ордена, извечного врага Литвы, утверждается, что Гедимин, будучи конюшим князя Витеня, предательски убил своего правителя и, женившись на его вдове, взошел на престол. Эту версию приводит в своей «Истории…» и знаменитый историк Н.М. Карамзин.

В составленной по указу Павла I в 1687 г. «Бархатной книге» – родословной древних дворянских и боярских родов России – Гедимин записан как сын Витеня. Однако в конце XIX столетия обнаружено послание рижского магистрата 1323 г., где его называют братом Витеня.

Впрочем, при всем обилии самых разных версий происхождения родоначальника великой династии, большая часть современных исследователей склоняется к наиболее прозаичной и самой вероятной из них, согласно которой Гедимин был младшим братом и законным наследником на княжеском престоле князя Витеня. Помимо Витеня, у Гедимина было еще несколько братьев: князь Самогитский Маргирис, князь Полоцкий Воин и Федор, князь Киевский. Была и сестра. Упоминание о ней сохранилось в легенде, повествующей о мученической смерти двух монахов-францисканцев, Ульриха и Мартина, которые пришли в Вильнюс проповедовать христианство. Проповеди братьев разъярили язычников-горожан. Монахов схватили и привели к Гедимину, который велел их казнить. Тело Ульриха бросили в реку, а тело Мартина унесла сестра Гедимина, православная монахиня, и похоронила его в своем монастыре.

Дошедшие до нас сведения о личной жизни Гедимина также весьма туманны и неоднозначны. В созданной через много лет после смерти князя «Хронике Быховца» упоминается, что у него было три жены: Вида (или Винда) Курляндская, дочь жмудского бортника Виндимунда, Ольга Всеволодовна, княжна Смоленская, и Евна Ивановна Полоцкая, исповедовавшая православие и скончавшаяся в 1344 или 1345 г. Известно, что у Гедимина было семеро сыновей и пять или шесть дочерей, однако относительно того, от какой именно жены кто из них родился, историки так и не пришли к единому мнению.

Достоверных прижизненных портретов Гедимина также не существует. О внешнем облике литовских правителей, живших до начала XVI столетия, можно судить только по стилизованным изображениям на монетах. Впервые их портреты, запечатлевшие скорее некий обобщенный образ, появляются лишь в 1578 году, в хронике Александра Гваньини «Описание европейской Сармагии». На книжной гравюре мы видим сурового рыцаря в латах. Лицо его частично скрывает шлем, рука покоится на рукояти меча.

Внутренняя политика

Гедимин взошел на княжеский престол в 1316 г. Это было трудное для страны время. С запада постоянно угрожали крестоносцы, с востока – Золотая Орда. Внутри самого княжества ситуация тоже была достаточно сложной: помимо собственно литовских земель, в его состав входили обширная Жемайгия (иначе называемая Жмудь, или Самогития) и Черная Русь. Более 75 процентов населения составляли православные, затем шли язычники и католики. Сам Гедимин хранил верность многовековым языческим традициям. Внутри княжества постоянно существовала опасность конфликта между язычниками и христианами, а противоречия между католическими и православными лидерами усиливали внешне политическую нестабильность. В таких далеко не простых условиях Гедимин успешно правил Великим княжеством Литовским двадцать пять лет. Внутри своих владений он проводил политику полной национальной и религиозной терпимости, гася в зародыше любые возможные внутренние конфликты. Среди приближенных князя-язычника было немало православных. Одним из самых блестящих его военачальников был гродненский староста Давид, русский по происхождению. За время своего правления Гедимин основал два города-крепости: Троки (Тракай) и Вильно (Вильнюс).

Внешняя политика

Во внешней политике Гедимин вел непрерывную военную и дипломатическую борьбу с Тевтонским орденом, сдерживая натиск рыцарей на восток. Заключал союзы с соседними государствами, пытался обеспечить поддержку Папы Римского. На востоке – продолжал политику присоединения западнорусских земель. За время его правления территория Великого княжества заметно увеличилась.

Будучи тонким дипломатом и мудрым политиком, Гедимин использовал брачные союзы своих детей для расширения пределов княжества, усиления его влияния и укрепления границ. В 1320 году он выдал старшую дочь Марию за князя Тверского и Владимирского Дмитрия Михайловича Грозные Очи. Осенью 1326 года кн. Дмитрия казнили в Орде по приговору ханского суда и Мария осталась вдовой. Ее деверь, князь Александр Михайлович, правивший в Твери после гибели Михаила, неизменно поддерживал с Литвой дружественные отношения и отдал дочь Ульяну замуж за Ольгерда, одного из сыновей Гедимина. Так создавался и укреплялся союз с Тверью. В 1322 г. псковичи выбрали его князем доверенного помощника Гедимина, Давида, и Псков оказался под протекторатом Литвы. В 1331 г. дочь Гедимина Офка (Евфимия) стала женой Галицко-Волынского князя Юрия II Болеслава, а с 1340 г. на Волыни правил сын Гедимина Любарт.

В 1330-х гг. Брянск и Смоленск заключили с Литвой договор об общей обороне – практически это значило переход под Литовский протекторат. Вслед за ними Литве стали подчиняться Новгород-Северский и Чернигов. Вассалами Гедимина стали Минский, Лукомский, Друцкий, Берестейский, Дрогичинский князья. Однако не всегда новые земли присоединялись к Литве столь мирно. Киев Гедимин захватил в 1324 г. после ряда тяжелых сражений с русскими войсками. Город сдался на основе вассалитета, князем Киевским стал брат Гедимина Федор. Помимо Киева, литовцы захватили Переяславль, Путивль, Вышгород, Канев и Белгород.

Литва становилась соперником Московской державы, но оба правителя стремились избежать открытого столкновения. В 1333 г. Иван Калита избрал в жены сыну Симеону Гордому дочь Гедимина княжну Айгусту. В крещении она приняла имя Анастасия. В 1341 г. Симеон стал князем Московским, а четыре года спустя (1345) Анастасия умерла во время эпидемии чумы. Незадолго до этого она приняла монашеский постриг и была похоронена в столь любимом ею кремлевском соборе Спаса-на-Бору.

Браки двух других своих дочерей Гедимин использовал для противостояния Тевтонскому ордену и укрепления позиции княжества на западе. Данмилу (Елизавету) он в 1316 году выдал замуж за Вацлава Полоцкого, Мазовецкого князя из знаменитого польского рода Пястов. Политическое значение этого союза состояло в том, что через владения Вацлава проходили пути, связывающие Литву с Западной Европой.

В начале 1325 г. Гедимин подписал военный союз еще с одним врагом Тевтонского ордена, королем Польши Владиславом Локетком. Брак дочери Гедимина Альдоны (в крещении Анны) с Казимиром III, сыном и наследником Локетка, послужил символом этого альянса и способствовал его укреплению. В начале 1331 г. военный союз Литвы и Польши развалился, однако дружественные отношения между двумя государствами сохранялись по-прежнему.

Чтобы ослабить крестоносцев, Гедимин поддерживал архиепископа Рижского и жителей Риги в их противостоянии Ливонскому ордену, но главным козырем, который он использовал в этой игре, было вероисповедание. Много лет, начиная с 1317 г., он вел переговоры с Папой Римским, в которых обсуждался вопрос, как крещения самого Великого князя, так и предоставления широких возможностей для католических священников-миссионеров, проповедующих христианство на территории Литвы. Взамен же Гедимин просил Папу урегулировать споры между Литвой и крестоносцами, заинтересованными не в крещении язычников, а в покорении страны.

В Вильнюсе были выстроены храмы, восстановлен из руин разрушенный Тевтонским орденом храм в Новогрудке, в Литву приехали доминиканские и францисканские монахи. Кроме того, в ходе переговоров Гедимин отправил обращения городам Саксонии и Готланда, объявляя о мире и поощрительных соглашениях торговли и приглашая всех желающих прибыть и поселиться в Литве. Сам он христианства так и не принял: в 1324 г. против крещения Великого князя запротестовали жители одной из генеральных литовских земель – Жемайтии, угрожая восстанием. Гедимин рисковать не стал и сообщил папским легатам, что осуществит свои обязательства касательно христиан, которые могут беспрепятственно исповедовать свою веру, но сам он никогда не имел цели креститься, а соответствующие слова в его послании – результат ошибки писца, принявшего желаемое за действительное.

Помимо крестоносцев, у Литовского государства был еще один довольно опасный сосед – Золотая Орда. Ее правители были недовольны рвением Гедимина сдружиться с западом и укрепиться на Руси, но благодаря умелой дипломатии князя в 1340 г. татары оказали поддержку Литве против крестоносцев.

Смерть Гедимина, как и его происхождение, тоже окутана тайной. Наиболее распространенная версия, он погиб в 1341 г. при осаде крепости крестоносцев Баербург от выстрела из огнестрельного оружия. Возможно даже, что он стал первым в долгой череде правителей, которых постигла такая участь. Есть, однако, и еще одна, не столь известная версия чешского хрониста Бенеша Вейтмильского, согласно которой правитель Литвы был отравлен. Впрочем, историки считают, что этому свидетельству всецело доверять нельзя. Хоронили его по языческому обычаю.



Опубликовано 08.07.2017 admin в категории "2. Средние века (V - XV вв.)", "История Европы