Джованни Борджиа

Джованни

По прозвищу «ребенок Рима», герцог Непи и князь Камерино – одна из наименее выразительных фигур в истории семьи Борджиа, несмотря на то, что его судьба весьма интересным образом пересекалась с судьбами прочих членов его рода. Само его происхождение является загадкой. Он появился на свет в 1498 году, но место его рождения неизвестно. Более того, исследователи спорят, был ли он сыном папы римского Александра VI и неизвестной матери, или сыном дочери Александра Лукреции – плодом ее романа с камерарием папы Перотто Кальдесом.

Дело еще больше запутывают буллы Александра VI от 1 сентября 1501 года. В первой из них, Dilecto Filio Nobili Joanni de Borgiam Infanti Romano, он писал о «ребенке Рима» как о сыне Чезаре Борджиа и неизвестной незамужней дамы. И сразу же он издал другую буллу, в которой признал Джованни своим сыном, матерью которого является неизвестная дама. Очевидно, что это было сделано для того, чтобы ребенок в будущем не имел проблем в наследовании титулов и имущества, которое мог ему завещать Александр VI. Однако, если Джованни действительно был сыном не Лукреции, а папы римского, то кем могла быть его мать?

Джованни Буркардо, тогдашний папский церемониймейстер, называет ее «некой римлянкой». Некоторые исследователи утверждают, что ей могла быть одна из любовниц папы – Джулия Фарнезе. Однако в 1498 году она была замужем за Орсино Орсини, поэтому ее нельзя было назвать «незамужней дамой». И почему же тогда Джулия скрыла рождение сына, хотя на тот момент уже воспитывала дочь Лауру, рожденную от Александра VI? Кроме того, Фарнезе никогда не проявляла никакого интереса к судьбе Джованни.

«Ребенка Рима» воспитала Лукреция, дочь папы римского и сестра Чезаре Борджиа, что могло бы подтверждать версию о том, что он был ее сыном (особенно если учесть, что в 1497 г. Лукрецию и Перотто Кальдеса связывал бурный роман, после чего февральским утром 1498 года камерария утопили в Тибре – возможно, по заказу Чезаре). Дочь римского папы заботилась о мальчике и перед выездом в Феррару даже отдала ему часть своего имущества, разделив его между Джованни и своим вторым сыном, Родриго де Бишелье, родившимся в ноябре 1499 года, чьим отцом был Альфонсо де Бишелье.

Таинственное происхождение не препятствовало карьере Джованни – напротив, оно открывало перед ним прекрасные перспективы. Уже 17 сентября 1501 года он получил от папы инвеституру на герцогство Непи, а 2 сентября 1502 года стал князем Камерино. Разумеется, сам он не правил ему помогали Джованни Оливьери и кардинал Франческо Борджиа. Юноша оставался в Риме под присмотром Александра VI и Лукреции Борджиа, много времени проводя с сыном Лукреции Родриго.

Семейная идиллия была недолгой. Когда в 1503 году Александр VI умер, Джованни выслали в крепость Чивита Кастеллана, после чего он на некоторое время пропал из вида, чтобы в 1505 году приехать в Феррару, откуда вскоре попал ко двору Альберта Пиона Капри. Он оставался под опекой Лукреции, которая даже отправила к нему своего закройщика, испанца Санчо. Уже в 1506 году Джованни вновь привезли в Феррару, где его учителем стал Бартломео Гротто. При дворе он не пользовался симпатией: третий муж Лукреции, Альфонсо д’Эсте, и его сыновья открыто ненавидели его. Ситуация была унизительной для мальчика, который, как многие члены семьи, был довольно амбициозен.

Лукреция безуспешно хлопотала за него, стараясь устроить на достойную должность. В 1518 году молодой человек, находясь в свите Альфонсо д’Эсте, оказался при дворе французского короля Франсуа I Валуа. Чтобы показать себя с лучшей стороны, он привез великолепные драгоценности для королевы Клод. Однако оказалось, что у него недостает силы характера и способностей, и, будучи человеком пассивным, он не сделал карьеры в Париже. Его ожидало бесславное возвращение в Италию. О последующих годах жизни герцога известно мало. В Риме он занимал должность папского оратора. Очевидно, что Джованни мечтал вернуть себе утраченное имущество и титулы. Исторические источники указывают, что в 1529 году он пытался отвоевать себе княжество Камерино, выступив против его наследницы Джулии Варано. Однако, несмотря на поддержку Альфонсо д’Эсте и личное вмешательство императора Карла V, у него ничего не вышло. Одним из главных препятствий стало резкое сопротивление этому в 1532 году папы Климента VII, принадлежавшего к роду Медичи – одному из наиболее влиятельных родов, соперничавших с Борджиа.

Последние годы жизни Джованни покрыты туманом. Очевидно, он умер в Генуе в 1547 году, о чем упоминается в письме, адресованном Эрколе д’Эсте, сыну Альфонсо д’Эсте и Лукреции Борджиа. В любом случае, один из последних известных представителей рода Борджиа, который в течение краткого времени был герцогом Непи и князем Камерино и не сделал карьеру ни во Франции, ни в Италии, умер, мечтая о недостижимых для него величии и славе.